VKzen.yandex.ru

Мексиканские истории #6: Pinche ruso или нежеланная популярность

Родион Горин #oneofakindtrip

Мне нужна твоя одежда, твои ботинки и твой мотоцикл
Терминатор из к/ф «Терминатор 2: Судный День» (1991, Д. Кэмерон)

 


Первую часть читайте здесь>>

Я стою в одних трусах рядом с мотоциклом лицом к лицу с двумя хмурыми худощавыми мексиканцами. В руках крепко сжимаю поясную сумку и свернутую в мокрый комок футболку. По правой ноге стекает кровь из разбитой о камень во время поспешного выхода из воды коленки. Моего испанского хватило лишь на то, чтобы сказать им, что мой мотоцикл называется Harley-Davidson, объем его двигателя составляет 883 кубических сантиметра, а также что я вовсе не гринго, как они могли подумать, а вполне себе русский. Мы стоим и смотрим друг другу в глаза уже 10 минут. Или мне это кажется, но неудобная пауза повисла на слишком продолжительное время, и я не совсем понимаю, что им вообще от меня надо, и почему они не уходят по своим делам, не предлагают мне поговорить, купить что-то, прокатиться на мотоцикле или отдать им все мои деньги и одежду.

«Vale… adios amigo» /Хорошо… Пока дружище/, - разрывает напряжение, сгустившееся в воздухе между нами, один из парней. Они разворачиваются, садятся на мопед, припаркованный рядом, и, как-то неуверенно вихляя на кочках, уезжают в сторону поселка, оставляя меня наедине с океаном и спутанными мыслями. Я с облегчением выдыхаю – ребятам просто было любопытно, что это за турист заглянул в их захолустье. Только неразговорчивые какие-то. Да и не получилось бы толком пообщаться с нашим уровнем языка. Я кладу уже слегка подсохшую футболку и сумку в перевернутый вверх тормашками шлем и начинаю фотографировать пляж, делать какие-то дурацкие видео для «сторис» в Instagram и иронизировать сам с собой насчет глупых страхов.

Пять минут спустя оттуда же, куда укатили два парня на мопеде, выезжает новенькая белая легковушка с наглухо тонированными стеклами. Машина направляется прямиком ко мне и останавливается справа от моего мотоцикла под тем же навесом. «Похоже ребята не настроены на романтическое созерцание прибоя в одиночестве», - только успеваю подумать я. Стекла со стороны водителя и пассажира опускаются, из машины выплывает облако дыма. Из открытых окон на меня вызывающе смотрят уже четыре пары глаз. В этот раз мне становится совсем не по себе. Четыре совсем молодых парня, гораздо моложе тех, с кем я разговаривал чуть раньше. Татуировки, показушно расслабленные позы и много агрессии в глазах.

«¿Ruso? Pinche cabrooon…» /Русский? Чертов ублюдок (мексиканский сленг, может быть как очень грубым оскорблением, так и зачастую используется в приятельском общении)/ - вся банда посмеивается, кто-то присвистывает, удивляясь встретить русского парня на мотоцикле с американскими номерами.

«¿Сuanto pagaste por la moto? Dinero. Cuanto. Cuesta»/Сколько заплатил за мотоцикл? Денег. Сколько. Стоит/, - сидящий позади водителя жилистый бритоголовый парень с татуировками на всю грудь высовывается из машины и протягивает руки к мотоциклу. Прикасается тыльной стороной ладони к двигателю, будто не веря, что он настоящий, щупает бензобак, и бросает одобрительное «ruso, güey, no manches» /русский, чувак, не фига себе (да ладно)/. При всем этом я продолжаю стоять рядом в одних плавках и глупо улыбаться. Я так и не научился правильно реагировать на вопросы про цену мотоцикла. Сказать правду – все равно, что повесить на себя ценник и надпись «лох». Соврать и сильно занизить стоимость – они ведь тоже не дети, можно нарваться на конфликт, если кто-то хоть чуть-чуть разбирается в теме.

Вопросы мне больше не задают, но продолжают с ухмылками пялиться на меня и на мотоцикл. Снова повисает дурацкая пауза. Чтобы не встревать в эту мексиканскую дуэль взглядами и не провоцировать парней я начинаю заниматься своей кровоточащей ногой. Неторопливо отстегиваю от рюкзака ярко-красную аптечку, достаю пластырь и пытаюсь прилепить его на порез. Тяни время. Пластырь категорически не хочет приклеиваться к влажной коже. Отлично, изображай дурачка-туриста. Под взглядами четырех незнакомцев я чувствую будто нахожусь на каком-то представлении одного актера. «Что черт возьми им нужно, посмотрели и сваливайте», - нервно думаю я – «похоже пора одеваться и делать ноги из этой деревни, пока не приехал еще кто-то». Неловкая тишина нарушается только тихими переговорами пассажиров на заднем сиденье и позвякиванием ключей, прицепленных карабином к моим джинсам, в которые я спешно пытаюсь влезть. «Надо валить, надо валить, вали-и-ить», - только и крутится в моей голове.


Понаблюдав за моей борьбой с пластырем и одеждой, парни все же решают ехать по свои делам. Водитель и пассажир бросают окурки на землю рядом со мной, и машина сдает назад. Главарь свистом как бы говорит мне «пока», врубает регатон и выруливает на проселочную дорогу. Я провожаю их взглядом защелкивая карабин сумки у себя на поясе и натягивая джинсовку. Искупался и хватит. Пора… Машина еще не скрылась за поворотом, как в мою сторону начинает двигаться еще один мотоцикл. Единственное, что я успеваю – направить мою GoPro на участок, где только что стояла машина и нажать на кнопку записи. Не знаю зачем, наверное, потому что так мне кажется, что кто-то еще наблюдает за происходящим, и я не остаюсь один на один с незнакомцами. Хотя кто вообще это увидит, если меня все-таки закопают в куче мусора на этом пляже, а мотоцикл разберут на запчасти?


Истошно скрипя ржавыми тормозами черная Италика останавливается рядом со мной. Ожидая увидеть каких-то еще более дерзких товарищей, я внимательно изучаю моих новых гостей. За рулем мотоцикла – долговязый парень лет 25-ти в армейской кепке, черной футболке без рукавов, открывающей татуированные руки, в слегка великоватых ему джинсах и черных сандалиях на липучках. Второй – непонятного возраста пузатый мужичок, низкорослый, грузный, со слегка остекленевшим взглядом, в кепке с надписью «polo club», синей футболке Adidas с классическими белыми полосками, таких же синих шортах и, самое главное, в каких-то безумно пошлых леопардовых шлепках, которые совсем не ожидаешь увидеть на деревенском жителе. Коротышка гордо восседает позади долговязого и всем видом демонстрирует свою значимость.

«Buenas dias. ¿Usted qué hace aqui?» /Добрый день. Что Вы здесь делаете?/ - неуклюже слезая с мопеда спрашивает он. Я уже отрепетированными в течение последнего часа фразами тут же выдаю ему всю информацию во избежание последующих вопросов:

«soy de Rusia, estoy viajero, tengo mi moto, se llama Harley-Davidson, su motor tiene ocho-ocho-tres cubicos»/я из России, путешественник, у меня есть мотоцикл, называется Harley-Davidson, двигатель объемом 883 кубических сантиметра/ . «Ok, per-fecto», - резюмирует он, заглядывая мне в глаза и что-то оценивая про себя. «Usted», - тыкает он пальцем мне в грудь – «no se pre-o-cupe, no hay problemas. Usted va a dormir aquíí, en esta playa» /Не переживайте, никаких проблем. Будете ночевать прямо тут, на этом пляже/.

По его вежливому, но настойчивому тому, я понимаю, что выбора у меня нет. Я остаюсь ночевать тут. На пляже. Было около 15 часов дня и я был всего в часе езды от крупного туристического города на тихоокеанском побережье.

Продолжение следует...

P.S.

Что же ждёт нас дальше? Выживет ли Родион? "Подарит" ли он свой Harley вежливым мексиканским товарищам? Одно мы можем сказать точно, раз он смог написать эти строки, значит минимум он жив:)