- 30%
- 30%

Встреча с испанским драматургом Хуаном Майоргой в Институте Сервантеса

Александра Елисова

28 ноября 2018, состоялась встреча со знаменитым испанским драматургом Хуаном Майоргой в институте Сервантеса. Мне удалось поприсутствовать на ней, и я очень хочу поделиться некоторыми подробностями, но обо всем по порядку.

Проходила она в актовом зале института, небольшом, но вполне уютном, рассчитанном на не очень большое количество гостей, хотя гостей в этот раз было достаточно, были так же журналисты и известные представители российской драматургии.

Всем, кто не владел испанским, выдавались специальные гарнитуры, с помощью которых можно было услышать синхронный перевод. Выдавались они при наличии паспорта или другого документа удостоверяющего личность, так что положить в карман и унести домой не получится:)

В этот раз я тоже взяла ее, просто из любопытства — было интересно посмотреть, как функционирует, но честно скажу, если у вас хороший уровень испанского, то перевод скорее мешает, чем помогает понять.

Пока ведущий произносил приветственную речь, главный герой встречи сидел на сцене перед микрофоном скрестив руки на груди и немного сжавшись, и казался каким-то суровым и хмурым, хотя по его рукам было заметно, что он волнуется. За его спиной в качестве фона на стене была спроецирована старая карта мира. Именно карта и положила начало первой теме обсуждения и в целом стала основополагающим моментом для встречи. Почему карта? Казалось бы картография и театр - это такие разные вещи. Каким образом они могут быть связаны?

Но тем не менее драматург показывает нам, что эта связь существует, указывая на стену за собой он сказал: "Посмотрите, это ведь тоже не просто карта. Просто карт не бывает! Составление карт - это не просто работа, это тоже искусство! Картограф наносит на карту чей-то дом, но ведь это не просто дом, там жили или живут люди, каждый со своей индивидуальностью, характером и своей судьбой. И из таких маленьких кусочков складывается целая история, так сказать, карта жизни." Взглянув на которую, мы понимаем, что это не просто бумага с нанесенным на нее рисунком, это память о тех людях, об их эмоциях, стремлениях и мечтах, о тех событиях, которые давно ушли в историю.
С картой тесно связана и его пьеса «Карта мира», которая будет представлена к показу в эту пятницу 30 ноября в 19:30 саратовским театром АТХ в постановке Ивана Верховых. Представление состоится в Большом зале «Класс-центра» (адрес: Большая Академическая ул., 11a).

Карта мира (Картограф)

В пьесе неожиданно переплетаются казалось бы две разные сюжетные линии: о картографе-старике и инвалиде, который вынужден находиться дома, но он продолжает делать свою работу - составлять карту. Унего есть маленькая внучка Дебора, которая помогает ему, но все меняется слишком быстро; а так же о Варшаве в наши дни и женщине, которая идет по городу, пытаясь отыскать следы прошлого в современном городе. Она встречает старушку, ту самую Дебору...

Впрочем, я не буду рассказывать вам весь сюжет, лучше посмотрите сами эту пьесу в эту пятницу, или просто почитайте.

О театре

Проводя параллель с театром, Хуан говорит, что театр - это тоже не просто искусство, "это искусство общения, искусство встречаться. Посмотрите, а ведь мы так мало встречаемся и общаемся с хорошими людьми!"
Хороший театр должен быть не просто отражением реальности, он "должен передавать не шум мира, а поэзию мира, поэзию жизни, если он передает только шум, то это, к сожалению, просто фотография".

Наивысшим мастерством, по его мнению, будет тот момент, "когда зритель увидит на сцене своего двойника. Но не просто копию, а другого себя, с какими-то возможностями, которые он в действительности когда-то упустил, таким, каким он мог бы быть или еще может стать", когда он будет отождествлять себя с героем спектакля, испытывать его ощущения и проживать вместе с ним его жизнь, "вот к чему должен стремиться современный театр".

В каждом драматурге внутри живет маленький режиссер, как сказал Хуан: "Драматург он как бог, он может творить что угодно, потому что бумага стерпит всё, а вот сцена всё не стерпит, поэтому когда пишешь пьесу, ты должен представлять, как это будет выглядеть на сцене".

Как рождаются пьесы

Ему задали вопрос, как у него рождаются пьесы, где он берет идеи? Хуан продемонстрировал нам маленький синенький блокнотик формата А7:

«Я всегда ношу его с собой в кармане брюк, потому что идея может выстрелить в голове внезапно. Вот, скажем, был случай, мы с семьей были на отдыхе, и у меня сломались очки. Сейчас у меня линзы, но обычно я ношу очки, и как раз была Санта Семана, я заказал в оптике другие, но мне сказали, что смогут сделать их еще очень нескоро. У меня есть очки для плавания, я покупал специально с диоптриями, и вот представьте, я в этих очках для плавания, чтобы хоть как-то видеть и не упасть, иду с дочкой по городу, на меня смотрят люди, очень удивляются, меня останавливает полиция, спрашивают, все ли в порядке, такая нелепая ситуация, и тут раз, и появляется идея, которую я реализовал в одной из моих пьес».

«Или вот ещё пример! Был я на конгрессе иллюзионистов, и вышел один из них - мастер гипноза. Многие из них не любят, когда их называют фокусниками и относятся несерьезно. Он вызвал несколько людей из зала в том числе и меня, потом сказал, что я не подхожу и вернул меня в зал, а другие люди сидели на сцене с закрытыми глазами и выполняли то, что он говорил. И глядя на все это я вдруг подумал: "А что если он меня загипнотизировал, может быть мне кажется, что я вернулся в зал, а на самом деле я сейчас сижу среди них на сцене? Или эти люди придут домой, будут рассказывать своим родным про представление, а на самом деле это вовсе не они, они остались на сцене" - и сразу пришла идея. Вернувшись домой, я написал пьесу "Маг" про женщину, которая так же подвергли гипнозу, пришла домой и рассказала мужу, что это не она, что она осталась там на сцене. Муж не поверил, а ее дочь решила проверить и, действительно, обнаружила свою мать, сидящей на сцене с закрытыми глазами."

Кстати, меня очень заинтриговала эта пьеса. Интересно, что же было дальше с ее героями? Но он нам об этом не сказал.

Пьесы "Рейкьявик" и "Любовные письма к Сталину"

Так же автор, отвечая на вопросы зрителей, затронул тему еще двух своих пьес.

Первая — это "Рейкьявик", где в обычной игре в шахматы между двумя испанскими пенсионерами в воскресный день прослеживается тема знаменитого шахматного поединка Бориса Спасского и Бобби Фишера в 1972 году и более того в более глубоком смысле противостояние между двумя сверхдержавами того времени США и Советским Союзом.

Вторая пьеса — "Любовные письма к Сталину" в которой рассказал про Михаила Булгакова, который, устав от травли организованной против него коллегами по цеху, написал несколько писем правительству СССР и лично товарищу Сталину, называя вещи своими именами и ничего не приукрашивая. (Вот здесь можно поподробнее прочитать о пьесе "Любовные письма к Сталину".

О переводчиках

Под конец Хуан сердечно поблагодарил переводчика: "Переводчики — это важные люди, они делают великую работу. Ппереводчик-синхронист выбирает, как перевести и донести то, что хотел сказать человек на другом языке, он должен быстро принимать решение, особенно когда нужно перевести что-то вообще непереводимое.

Кстати, я недавно написал пьесу "Переводчица". Она о женщине, которая переводила лекцию, и не может избавиться от того, что она переводила. Это сидит у нее в голове, и она не может уснуть, будит мужа, рассказывает ему о своей проблеме, но не рассказывает сам смысл того, что она переводила. Он ее успокаивает: "Спи, завтра все будет нормально", но она не может выбросить это из головы. Она приходит в дом престарелых, где живет ее старый учитель, который учил ее переводить, рассказывает ему все, но он не может ей помочь, тогда она идет в местный бар, там как раз отдыхают актеры театра. Она разговаривает с одним старым актером и просит его научить, как забыть текст. Актер очень удивляется, обычно его просят научить обратному, как запомнить текст. Он дает ей один совет. А какой совет и что будет дальше, я вам не скажу, а то вам будет неинтересно смотреть". С этими словами драматург хитро улыбнулся.

Ему задали еще несколько вопросов, и Хуан не проигнорировал ни один, хотя время уже поджимало. Вместо положенных полутора часов мы были там 2,5 часа, но я даже не заметила, как пролетело время.

Почему надо не пропускать такие встречи

А в конце все присутствующие получили неожиданно приятный бонус. Нам всем подарили книги с четырьмя современными испанскими пьесами, одна из которых принадлежит перу Хуана.

Каждому лично драматург оставлял дарственную надпись и автограф, и фотографировался со всеми желающими.

^ Наверх