VKzen.yandex.ru

Очерки о Венесуэле #10:  Рорайма

Алла Самохина

Когда начинаешь писать рассказ, включается особое время. Повествование как будто само выстраивает окружающее, происходят невероятные вещи, а ты просто слушаешь, смотришь и записываешь. Так случилось и в этот раз, когда я начала писать про индейцев Венесуэлы. Задумка у меня была одна, но стали приходить люди и встраивать в повествования свои рассказы о том, например, как принимался закон об индейских территориях или историю про индейцев пемонов и камень Куека. А кульминацией всего оказалась поездка двух моих подруг на Рорайму, на землю индейцев-пемонов. Вот я и говорю: если бы не писатель, что бы было с этим миром?

Итак, Рорайма. Затерянный мир, Мастерская богов - так ещё называют это место. На юго-востоке Венесуэлы находится высокое плато Гран Сабана (La Gran Sabana). Это - самая старая на планете земля, но ещё старше - тепуи - горы-останцы с плоской вершиной, которые на километр возвышаются над саванной. Их семь. В недрах одной из них (Ауятепуй) зарождается самый высокий в мире водопад Анхель (Salto Angel), который даёт начало реке Кереп. А Рорайма - это самый высокий тепуй (2810м) , но единственный, куда можно забраться без альпинистской подготовки.

В Венесуэле до сих пор сохраняются сказочные мистические места, которые избежали нашествия туристов и дельцов. Это - индейские земли, и попасть туда можно только по специальному разрешению.
А теперь предлагаю вам рассказ моей подруги Елены Дигиной, которой удалось побывать на Рорайме.

Рорайма

Поднявшись на плато, я сказала: «Мы на Марсе».

Первым пунктом нашего путешествия был индейский поселок вполне цивилизованного типа с названием Сан Франциско. Здесь живут индейцы пемоны. Многие работают носильщиками-портадорами и проводниками на Рорайме. Нас встретили, посадили в джип, и тут мы познакомились с нашими главными сопровождающими - венесуэльцем Тави и индейцем-пемоном Човером. Когда они нас увидели, то озадаченно переглянулись. Видимо, пенсионеры на Рорайме - большая редкость.


На джипе нас довезли до последнего перед Рораймой индейского поселка под названием Паратепуй. Тут, уже на месте, оказалось, что мы, как две белые вороны, были присоединены к шумной группе из 30 бразильцев.
Через пару часов мы вышли в саванну. Это, пожалуй, самая легкая часть пути, 4 часа хода по относительно ровной утоптанной  тропе. С погодой нам очень повезло, было сухо и тепло и, перевалив через первую горочку и оставив за спиной последние следы жизни человеческой, мы оказались на дороге к тепуям, которые уже виднелись на горизонте.

В этом месте тепуя оказалось два, Кукенан и Рорайма. Чем больше мы на них смотрели, тем больше казалось, что это - пара. Кукенан открывается первым, словно огромный утес, он кажется выше и строже. Рорайма чуть дальше, видна более продленной  своей частью и кажется шире и вольготнее.
Первый лагерь был около маленькой речки Тэк. Первый ужин, первая ночевка и долгожданный сон. На стоянке впервые огляделись, рассмотрели бодрых, здоровых бразильцев и невысоких, но очень крепких пемонов. Весь день пемоны сновали по дороге, мужчины и женщины, таская на спине длинные корзины, с продуктами, спальниками, палатками и пр. В рекламе путешествия было написано: «мужчина-пемон носит 50 кг, женщина - 40». Это не правда, потому что это невозможно даже для привычных индейцев. Но, все равно, таскают они предостаточно. Один старичок-индеец, глядя как молодой парнишка-носильщик бегом спускается с горы, сказал: «Да, раньше я вот так же бегом мог, а сейчас уже нет, иду себе по-тихоньку». Когда мы спросили старика - пемона, что означает название Рорайма, он ответил, что не может дать точный перевод, но для них это означает «мать воды».

На второй день снова пятичасовой переход по саванне, но с постепенным подъемом. Снова стоянка и ночевка уже под самой скалой.

Рорайма


И вот, на третий день - непосредственно подъем по отвесной стене 4 часа. Мы толком не знали, как будем подниматься и поднимемся ли вообще, но по дороге силы стали приходить.
Подъем на Рорайму, к счастью, не требует альпинистских навыков, тебя не подтягивают на веревке, ты все время идешь, но иногда подъем настолько крутой, что приходится ползти, цепляясь за камни руками. Надо переходить через небольшой водопад. В середине пути, где тропа идёт поровнее, по  краям идет диковинный лес. Самое крутое место - рампа, непосредственно перед вершиной. Там уже голые камни, взобравшись по которым из последних сил, ты оказываешься на самом плато. Первое, что тебя встречает - огромные камни с лицами. Вообще, на Рорайме, кажется, что каждый здесь камень имеет лицо и что это не камень вовсе. А об этих первых нам сказали, что они - охранители, огромные существа, которые когда-то здесь жили, а потом окаменели. Похожи.

Рорайма


От места, где поднялись, до лагеря шли еще час, постепенно понимая, что попали в «мир иной» и что под ногами то ли другая планета, то ли другой уровень нашей матушки-Земли.  Поверхность - огромные скругленные глыбы, черные снаружи и розовые внутри. В местах, где они крошатся, по черному полю пролегают розовые песочные ручейки.  А все, что возвышается имеет причудливые скульптурные очертания. Слова «Мастерская богов», как иногда называют Рорайму - это реально. Словно какие-то древние сущности ваяли здесь эти фигуры, а потом - или оставили это место, или ушли в камень.
Нас начали поторапливать. Здесь нельзя ходить одному, Рорайма - это лабиринт. И тут я заметила странную вещь. В поле бокового зрения сверкнула вспышка. Повернулась - на черном камне два ярких розовых песочных ручейка. Их только что не было, они ярче других от того, что только что появились. Стало понятно, Рорайма - не  застывший лабиринт, она меняет свою поверхность и не позволяет чужакам «вольничать». Мы заторопились в лагерь, проникнувшись к нашим проводникам большой долей уважения, как к тем, у кого есть «до-пуск» на передвижение в этих местах.

Рорайма

Поднялись мы на плато 30 декабря. То, что в рекламе тура называлось «отелем», оказалось длинной пещерой, метра на три выше поверхности.  Впереди была встреча Нового года, и мы всю дорогу мечтали, как бы нам в этот праздник оказаться в компании пемонов, а не горластых бразильских ворон. И тут - удача. Палатку нам поставили в том крыле, где только Тави и стайка индейских парнишек.

Походов в этот день больше не было. Даже в солнечные дни на Рорайме  во второй половине дня опускаются облака, становится холодно и бродить в промозглом тумане и опасно, и неприятно. Обозревали окрестности из «окна» нашей пещеры. Черные камни, между ними лужицы. На Рорайме действительно много воды, но не вся она пригодна для питья. Ни грамма земли, но растения есть, многие из них встречаются только здесь. Особенная гордость - венесуэльская орхидея. Что-то такое маленькое, зелено-желтое, но растет только здесь и больше нигде в мире. Возле каждой лужицы своя икэбана - островок цветущего местного разнотравья.


В эту первую на плато ночь мы страшно замерзли. Казалось, что каменный пол пещеры беспощадно высасывает  из тебя все тепло. Как же хотелось согреться у костра! Но костры в саванне жечь запрещено (еду готовят на примусе). Пришлось нам стучать зубами до первых солнечных лучей.

Рорайма

31 декабря. Позавтракав, как всегда, плотно (кормили нас там на убой), отправились всей группой на первую экскурсию. Первая часть - смотровая площадка. Смотришь на саванну с высоты орлиного полета, под ногами плывут облака. Попадаешь в состояние восторга, словами трудновыразимое. Оно совсем не «умное» это состояние - просто радуешься, как идиот. Там где-то положили ракушку и коралл, которые привезли с собой в качестве подношения Рорайме с острова Маргарита.

Вторая часть - посещение «джакузи». Это такие маленькие озерца-колодцы, которые вода проточила в камне. В этом месте много небольших кварцевых кристаллов и дно «джакузи» усеяно ими. Стенки «джакузи» спускаются ко дну ступенями разных цветов - желтоватых, розоватых, зеленоватых. Вода холодная, чистейшая, и туристы, шалея от всей этой красоты, с воплями прыгают в воду и торчат там, кто сколько выдержит.

Рорайма


К обеду вернулись в лагерь, а после намечалась еще одна экскурсия к ущелью, где можно видеть птиц и что-то там еще. Вдруг мы почувствовали, что вместе с группой не пойдем, и дорога наша лежит в другое место, которое обязательно хотим посетить. Незадолго до нашей поездки мы прочли, что на Рорайме есть камень, который называется «Целующиеся волки». - За день до нашего отъезда на Рорайму у нас погибла собака, похожая на волка. Поняли, что нам надо туда.

Быстро нашелся индеец-проводник по имени Сергио, который согласился нас провести. А облака уже начали опускаться, надо было успеть, пока не стемнеет.
По каменистому плато мы бежали, как волки, высунув язык на плечо. Потом стоп. Сергио говорит: «Пришли. Дальше маршрут уходит в другую сторону, смотрите отсюда». Смотрим. На горизонте смутно виднеются очертания двух фигур. И тут случилось чудо. Рассеялись облака, и на ослепительно голубом фоне очень ясно мы увидели двух волков, носами прильнувших друг к другу. До них еще метров 100 было. Стоим, как завороженные, а Сергио говорит: «Дороги здесь нет, но вы решайте сами, если хотите, пойдем». Мы всё-таки дошли до волков и оставили там камешек с нашей горы. Пожелали счастливого пути нашему псу. Чувство было такое, что мы сделали что-то правильное. Подошел Сергио, и мы решили рассказать ему почему мы просили его привести нас сюда. Он слушал, кивал. А потом сказал: «А первыми сюда русские туристы приходили. Это я их сюда водил. Они, пока шли, дорогу камешками отметили, по этим камешкам я вас сюда и привел. И название фигурам тоже они дали. Вот, смотрите, эта - волчица, а тот - волк».

Рорайма


Пока мы сидели, опустился туман, надо было быстро уходить. По дороге оглянулись - все закрылось, волков словно и не было.
Наступал новогодний вечер. Мы стояли перед палаткой, смотрели, как сгущается ночь над плато, и тут подошел парнишка-индеец и обратился ко мне: «Abuela, me regalas una sigarilla, por favor?/Бабушка, угости сигареткой». На фоне некурящей группы это было так неожиданно, что выглядело, как  предложение приобщиться к индейской культуре. «А знаешь, как будет бабушка по-пемонски? Амайа». Так я получила индейское имя и потом все индейцы так ко мне обращались. «Ну, хорошо, я - Амайа, а ты, внук, как называешься?» «Упаа. А если много внуков, то упаа-тон».

Потом подошел второй парнишка и девчонка. Лет по 17-18.  Все работают носильщиками. Девчонка очень крепенькая, они называли ее Gorda (толстая) и говорили, что ее надо отправить на соревнования по борьбе, т.к. она очень сильная, поднимается с грузом по горе несколько раз в день. Спали они  в одной палатке и говорили, что им жарко, потому что Gorda разогревает все вокруг себя. За ужином мы предложили всем попробовать нашу самодельную водку из манго. Водка всем очень понравилась, и наша веселая компания пустилась в разговоры. Говорили о том, как живем на Маргарите, о России. Рассказали, что Алла написала статью о похищении священного камня у пемонов, что мы переживаем за них и хотим, чтобы камень вернули обратно. Човер внимательно выслушал и очень серьезно сказал: «Не волнуйтесь, этот процесс идет».

Получилось, что Новый год мы встретили по европейскому времени. После ужина, разогретые едой и водкой, залезли в палатку, подстелили под спальники все, что было, натянули сверху большие целлофановые мешки и уснули под гомон бразильцев, которые венесуэльское время решили соблюсти. Закончился самый значимый день нашей поездки.

Рорайма


1 января. На этот день была назначена еще одна экскурсия к точке, где сходятся три границы - Венесуэлы, Бразилии и Гайаны. По пути - посещение долины кристаллов. Тави и Човер сказали, что все самое лучшее оттуда уже вывезли вертолетами. Мы решили не ходить, поберечь силы на спуск. И это было очень правильно, спускались долго, половину дороги просто съезжали на заднице.

В этот вечер в лагере под скалой было тихо, устали все. Бразильцы после спуска, расчувствовавшись братались с индейцами, благодарили. Начал накрапывать дождь, и я спросила нашего проводника - индейца по имени Валентин, какая завтра будет дорога. А он просто ответил: «Не волнуйся, это не дождь, это Рорайма плачет, прощается с нами.».  

Рорайма

2 января. Последние два дня возвращения по саванне мы шли не спеша, не заботясь о том, что отстаем. Появилась, наконец, возможность посмотреть по сторонам, а не только под ноги. За спиной оставались два тепуя, и не верилось, что мы там только что побывали. И еще было чувство, что понять что-то об этом месте и обо всем нашем путешествии удастся лишь спустя какое-то время.

P.S.: Если вы заинтересовались этим рассказом и захотите увидеть всё своими глаза-ми, пишите, могу дать вам координаты тех, кто устраивает такие путешествия. Это заповедник, и самостоятельно туда ходить нельзя, да и опасно. Кстати, это - отличная языковая практика: в экстремальных условиях, без переводчика вы быстрее научитесь общаться по-испански.