Перу

Амазонская сельва – самое сердце Перу

Марина Кирюха

Мы поселились в очень аутентичном albergue – гостевом доме, который у меня просто язык не поворачивается назвать туристическим, потому что он оказался вовсе не туристическим, а очень даже домашним. Тут-то и выяснилось, что гостевой дом раньше был дачей тети нашего гида Петера (вот такая вот casa de campo, а точнее, casa de selva) и, далекие от массового туризма и глобального маркетинга хозяева привозили сюда гостей раз в пару-тройку месяцев.

Вот она какая Амазонская selvaВот она какая Амазонская selva

То есть, albergue у них вряд ли окупался, ни говоря уже о том, чтобы приносить хороший доход. Но кажется, всех все устраивало, потому что, по словам Петера, главным для его семьи было удовольствие от выполняемой работы, единение с природой и общение с гостями, а вовсе не деньги.

Кроме нашей группы из 8 человек и нескольких местных парней, которые были призваны обеспечивать нашу безопасность, в сельве не было людей в радиусе, примерно, 20 км. За пределами этого радиуса находились несколько малонаселенных деревень, из которых мы и забирали ребят по дороге к пункту назначения.

Купания в водопадеКупания в водопаде

Кстати, об этих ребятах. Девочки из группы с уровнем испанского примерно В1 очень расстроились, когда осознали, что наших «тарзанов» (как мы их окрестили за внешнюю схожесть с Тарзаном и ловкость, с которой они лазили по деревьям и скакали по мокрым камням) они абсолютно не понимают. И даже задумались, а точно ли это испанский, а не какой-нибудь местный язык, и решили уточнить это у меня.

Заплываем в лагуну.

Заплываем в лагуну. Дальше - только на надувной лодке (в итоге оказалось, что и на ней не проплыть - плыли сами, руками и ногами)

Вслушавшись в их речь, у меня не осталось сомнений, что это именно тот язык, который я преподаю, но с первого раза я тоже понимала не много, и мне постоянно приходилось переспрашивать. Разговаривая с нами, ребята еще хоть как-то старались, а вот понять, что они говорят между собой, было проблематично. Окончательно расслабиться мы смогли только тогда, когда предводитель нашей группы – испанец – честно признался, что и он понимает их очень приблизительно. Вот такие вот трудности перевода с местного «сельвянского» на castellano.

Наш дом был окружен огромным тропическим садом, естественным образом созданным природой. Петер проводил нам регулярные ликбезы по флоре и фауне сельвы, например, при помощи мачете срезал плоды какао со ствола дерева у дома, выковыривал из них семена и давал пробовать нам, по ходу объясняя, как из этих семян производят шоколад. Разумеется, сам он тоже занимался таким производством, но в малых масштабах, и мы с удовольствием дегустировали не только само сырье, но и шоколад, сделанный им исключительно из натуральных ингредиентов и даже без сахара.

Марина внимает рассказу Петера о лианах:)Марина внимает рассказу Петера о лианах:)

В течение дня мы плавали на лодке на водопады, купались в небольших лагунах или ходили на прогулки в лес, одетые в дождевики и обутые в резиновые сапоги 43 размера. Другие размеры в доме были в дефиците, поэтому очень быстро стало ясно, что предварительно купленные на рынке
кеды ненамного хуже: хоть они и моментально промокали от тропического дождя и хождения по ручьям, но не так сильно натирали ногу, как резиновый сапог на 5 размеров больше твоей ноги. А что касается промокания, уже на второй день выяснилось, что в сельве в сезон дождей не сохнет ничего в принципе, поэтому запас сухой одежды и обуви кончился довольно быстро, и выбирать и привередничать нам особо не приходилось.

Когда дождь лил слишком сильно, мы оставались дома и лежали в гамаках, развешенных на веранде под крышей. Это время стало для меня одним из самых приятных воспоминаний всей поездки и снова навеяло ассоциации с романами Маркеса. Помните фразу из «100 лет одиночества»? Llovió 4 años, 11 meses y 2 días... «дождь лил 4 года, 11 месяцев и 2 дня…»

Дождь лил, действительно, часто и обильно. И в это время не представлялось возможным делать что-либо на открытом воздухе. Более того, все тело одолевала какая-то тягучая, липкая расслабленность, и лежа в гамаке, иногда не было сил даже читать.

Общее фотоОбщее фото

В общем, в следующий раз, когда захотите назвать латиноамериканцев vagos или perezosos - ленивыми, вспомните, что во многих регионах Латинской Америки бОльшую часть года нестерпимая жара, а в остальное время – сезон дождей. Климат влияет не только на распорядок дня, но и на физическое состояние, и абсолютно не располагает к тому, чтобы быть деятельным. Лично мне такое «липкое» состояние было в новинку, но, на мой взгляд, вечно куда-то спешащим жителям мегаполисов оно только на пользу.

Интересно, что даже те члены нашей equipo - команды, кто сначала переживал из-за отсутствия интернета, у кого чесались руки загрузить фото в Инстаграм, выложить «сторис» или проверить, все ли в порядке на работе, к третьему дню смогли расслабиться и начать искренне кайфовать от такой «отрезанности» от мира и цивилизации.

Сборы на веранде дома.Сборы на веранде дома.

По вечерам мы грелись у огромного костра – el fogón, который мужчины разводили на специальном костровом месте, и, сидя у него, слушали местную музыку и общались.

Но так много идиллии – это же совсем не правдоподобно! Разумеется, не обошлось и без приключений.

Однажды, возвращаясь с лесной прогулки, я почувствовала внезапное жжение внутри сапога. Когда я посмотрела, в чем дело, увидела на голени покраснение, похожее на ожог от крапивы. Жжение было вполне терпимым и не очень меня беспокоило, поэтому я не стала бить тревогу и даже смогла о нем забыть на несколько часов. Но вечером после банных процедур нога разболелась с новой силой, и когда я вышла на свет посмотреть, как там дела с моим боевым ранением, оказалось, что оно заметно покраснело и увеличилось в размерах.


Тут я решила, что пришла пора волноваться и со всех ног побежала на кухню, где вечером собирались за пивом наши сопровождающие. Осмотрев мою ногу, они немного посовещались, а потом вынесли диагноз: баюка. Что такое это самое «баюка», я не имела ни малейшего представления.

Растение, насекомое, а может, змея? Последнее вряд ли, потому что змею в сапоге я не могла не заметить. Но видя, что меня не собираются грузить в лодку и везти с больницу (до которой, пожалуй, было часа 3 пути по реке и по суше), немного расслабилась.

Обнимашки при прощании.Обнимашки при прощании.

На мой жалобный вопрос ¿No voy a morir? – не умру ли я – меня заверили, что нет (по крайней мере, не в ближайшее время), и выдали мне мазь, которая сняла боль и позволила мне спокойно заснуть. Уже находясь в цивилизации и с доступом к интернету, я забила bayuca в поиск Google и узнала, что это разновидность местной гусеницы.

А теперь, вернемся к началу первой части рассказа о сельве, в котором я многообещающе заявила, что окончание поездки стало частью «люби», последовавшей после «ешь» и «молись». Ни гид Петер, ни ребята-сопровождающие, конечно, тут не при чем;)

BayukaГугл нашёл такое фото Bayuka. Неужели  именно эта красивая жуть повинна в распухшей ноге? :)

Находясь в таком единении с природой и вдали от цивилизации, можно увидеть и почувствовать красоту, которая оказывается повсюду – в каждом дереве или какао-бобе. Помимо пения туканов и стрекота цикад можно услышать то, что в обычной жизни заглушается шумом ежедневных дел, работой и бесконечным общением в соц.сетях.

Чем, как не любовью, можно объяснить, что на нашей планете есть такие волшебные места, как перуанская сельва, практически не тронутая человеком?

И что, как не любовь и благодарность можно испытывать, имея возможность хоть на пару дней прикоснуться к этим чудесам?

И хотя невозможно увезти всю эту красоту с собой, открытия, которая дарит сельва, остаются с нами.

ликбезы по флоре и фауне сельвы

"Петер проводил нам регулярные ликбезы по флоре и фауне сельвы, например, при помощи мачете срезал плоды какао со ствола дерева у дома, выковыривал из них семена и давал пробовать нам, по ходу объясняя, как из этих семян производят шоколад. Разумеется, сам он тоже занимался таким производством, но в малых масштабах, и мы с удовольствием дегустировали не только само сырье, но и шоколад, сделанный им исключительно из натуральных ингредиентов и даже без сахара".