Эмилио Калатаюд: необычный судья по делам несовершеннолетних из Гранады

Анна Борисова

Испанская судебная система многим отличается от российской. Например, среди прочего, в Испании существует определенная категория судей — судьи по делам несовершеннолетних. И один из них — Эмилио Калатаюд, добился особой известности на родине и даже за рубежом: в 80-90 гг. прошлого века в Гранаде он выносил малолетним преступникам более чем нестандартные приговоры.

Эмилио Калатаюд

Сейчас шестидесяти-девятилетний Калатаюд  - писатель, университетский преподаватель, общественный деятель Испании. В последние годы бывшего судью все больше критикуют: его неоднозначные и подчас радикальные идеи одни принимают  за ретроградство, другие — за чудачества немолодого мужчины.
Выступление Калатаюда на телевидении в 2017 г., испанская публика встретила в штыки. Шутка ли, — судья рекомендовал своей стране вернуться к обязательной военной службе для несовершеннолетних. По его мнению, это поможет последним избежать пустой траты времени за телефоном (напомним что обязательная воинская повинность была отменена в Испании в 2001 г.). Многие объявили Калатаюда милитаристом, лишь малочисленные консервативные круги поддержали «безумную» идею.

Большой резонанс вызвало также его предложение запретить детям в возрасте до 14 лет иметь мобильные телефоны. Калатаюд назвал гаджеты новым наркотиком, не убивающим детей, но  определенно сводящим их с ума. Электронные девайсы и социальные сети, объясняет он, несут в себе скрытую угрозу: подростки могут стать в равной степени как жертвами высоких технологий (актуальная сейчас проблема кибер-террора, финансовых и сексуальных домогательств через соц-сети), так и агрессорами (угрозы, шантаж, школьная травля).

Несмотря на некоторую радикальность и утопичность многих суждений, предложения эти вполне обоснованы. Калатаюд принимает близко к сердцу все, что касается  будущего детей и подростков. А наиболее ярким доказательством тому служат годы, проведенные им на посту судьи по делам несовершеннолетних. Именно тогда, в далекие 80-90 гг., в Гранаде этот человек отличился новаторством и оригинальностью, предложив альтернативный подход к пониманию преступления и наказания.

Эмилио Калатаюд

Калатаюд был назначен в Гранаду в 1980 г.  По сути он являлся всего лишь провинциальным судьей, ко всему прочему, - по делам несовершеннолетних, - должность, которая, по его собственному выражению, всегда считалась «низшей кастой» в судейской среде. Но его внимание к судьбе каждого малолетнего преступника, а также его индивидуальный воспитательный подход к вынесению приговора вызывают широкий резонанс в обществе. Калатаюд показывает пример реального «исправительного пути» и реального шанса для «сбившихся с пути» детей.

«Я заметил, что основная проблема в том, что воспитывать детей, превращая их в сознательных граждан гораздо сложнее, чем наказывать готовых малолетних преступников», - отмечает он.

И  он берется за «сложное», - за воспитание. Да, задача судьи не воспитывать, а наказывать. Однако же и наказание может обернуться воспитательным актом, что виртуозно воплотил в жизнь Калатаюд…

Например, приговором неграмотному подростку, осужденному за кражу в магазине,  стало обязательное обучение чтению и письму. А мальчик, избивающий других ребят, был обязан по выходным ухаживать за  детьми с увечьями в местном госпитале. Парню, разъезжавшему на байке без прав, пришлось создать брошюру с правилами управления мотоциклом. А другой «мотоциклист», гонявший по улицам в нетрезвом состоянии, был отправлен помощником в отделение местной больницы, где лечат парализованных в результате дтп людей. Юный поджигатель мусорных баков «осужден» пройти обучение на пожарного, а воришка, опустошивший кассу парикмахерской — постичь азы парикмахерского искусства….

...В «послужном списке» Эмилио Калатаюда таких «воспитательных» приговоров — легион. Даже внешность судьи отсылает нас к образу сурового, но справедливого «Отца»: крупный, атлетически сложенный (он проплывает 1 км каждое утро) мужчина со смелым взглядом на простом лице. Человек открытый, прямой, сердечный, на которого всегда можно положиться. Такие люди зачастую могут быть бескомпромиссны и даже грубоваты, но обычно все, за что они берутся, они делают с участием, с горящим сердцем.
Тем ценнее, что такой казалось бы далекий от образа либерала и гуманиста, Калатаюд придает такое значение личности и биографии каждого осужденного:

«За каждым преступным действием скрывается история человека. Многие молодые люди просто не имели другого выбора. Они не имели возможности вырасти и решать сами, став пассивным орудием в руках общества и отдельных его индивидов».

Эмилио Калатаюд

Разумеется, особенную ответственность за поведение детей, Калатаюд возлагает на взрослых. Однажды он даже предложил отправить под домашний арест 20 родителей, чьи отпрыски систематически прогуливали уроки. Суд высшей инстанции отменил это решение, однако перепуганные родители приняли меры и ребята вернулись к учебе.

«Преступление — это ужасно. Но прежде всего следует спросить себя, как так получилось, что наше общество смогло породить преступников. Мы располагаем прекрасным законодательством, позволяющим нам дать шанс маргиналам. Защитим же их, черт возьми!».

С первого дня своего назначения в Гранаду Калатаюд претворял свои идеи в жизнь. Он занимался организацией центров по помощи несовершеннолетним, тесно сотрудничал с прокуратурой и полицией, а также создал штат специальных педагогов для работы с малолетними преступниками. И похоже его методы принесли плоды: по всей Андалусии детская преступность в конце XX в. неуклонно росла, и только в Гранаде она начала стремительно сокращаться.

Многих подростков Калатаюд помещал в исправительные центры, однако большинство из них находились в режиме «полу-заключения», проводя несколько дней в неделю дома и на свободе. За всю свою карьеру гранадский судья вынес максимально строгий приговор лишь семнадцати несовершеннолетним за особо тяжкие и жестокие преступления, пояснив при этом: «Я не колебался при вынесении этого вердикта».

Но даже самые суровые приговоры всегда сопровождались возможностью максимального контактом осужденного с семьей. «Это готовит к возвращению в нормальную жизнь», - пояснял Калатаюд, считая своей основной миссией не наказать провинившегося, но исправить его, интегрировать в здоровое общество, дать шанс на достойную жизнь. И юный возраст его подопечных давал особенную надежду на успех.

Отдельное место в исправительной системе судьи уделено общественно полезным работам: он часто отправляет агрессоров и воров чистить пляжи, реставрировать здания, возвращать жизнь в заброшенные деревни.
«Это выводит токсины», - усмехается Калатаюд.

Эмилио Калатаюд

Наказание должно способствовать созиданию, а не стагнации и, тем более, не разрушению. Оно должно нести в себе смысл и побуждать осужденного осмыслять, размышлять: «Я стараюсь направить психику подростка на то, чтобы он задавал себе вопрос, анализировал». Вероятно, и эта тактика принесла свои плоды: со многими подростками происходили поистине удивительные метаморфозы! Например, один бывший преступник присоединился к волонтером Красного Креста, другой начал помогать при госпитале, а компьютерный взломщик стал студентом отделения информатики.

То, что Калатаюду не безразличен ни один из осужденных, очевидно. И возможно причиной тому являются не только природные качества этого человека, но также обстоятельства его собственного детства. Он вырос в кастильском городе Сьюдад Реал, под властью отца — сурового и бескомпромиссного адвоката. Когда молодой и мятежный двоечник Эмилио начал вращаться в плохих компаниях, отец решает «выбить дурь» из юнца, поместив его в 1968 г. в коррекционный интернат под Малагой. Там мальчик учился и жил в крайне суровых условиях. «Мы вкалывали как сумасшедшие с 6.30 до 22.00», - вспоминал впоследствии судья, в котором то время оставило глубокий след.

Вернувшись из интерната, Калатаюд обнаружил, что два его брата, возможно не без влияния отца, с энтузиазмом погрузились в изучение права. Эмилио следует их примеру, но без такого же рвения. Выйдя из университета специалистом по коммерческому праву, он скучает и ищет себя. Затем сдает экзамены на судейскую должность и его отправляют работать в маленький городок на Канарских островах. Там он начинает открывать для себя удивительный мир человеческих отношений, работа увлекает его все больше. А последующее назначение судьей по делам несовершеннолетних в Гранаде по-настоящему открывает глубину потенциала и редкий талант Эмилио Калатаюда.

Как говорится, внешность обманчива: прямодушный и грубоватый на вид судья малолетних преступников из Гранады, оказался обладателем необыкновенного воображения и педагогического чутья. Именно он реализовал поистине творческий подход в такой, на первый взгляд, далекой от творчества области— области закона.