«Био-тек» Сантьяго Калатравы

Анна Борисова

Сантьяго Калатрава

В любимой нами Испании, как и в почти всех крупных современных городах старушки Европы мы находим не просто отдельные сооружения, а подчас целые кварталы футуристических построек в стиле «хай тек», — небоскребов, «инопланетных» конструкций, скелетообразных мостов и дорог. Не всем это нравится. Возможно, не везде новое гармонично вписывается в среду, врываясь в безмятежность исторической застройки старых улиц, но мы не можем закрыть на это глаза. Это уже часть нашей жизни, это уже история и своего рода искусство, а также колоссальный труд создателей.

Давайте поговорим об одном из них — испанском архитекторе Сантьяго Калатраве. Возможно, после знакомства с творчеством этого мастера у вас появятся новые идеи для маршрутов по любимой Испании (и миру!) или вы сможете по-новому взглянуть на уже увиденные некогда сооружения.

Телебашня

Torre de telecomunicaciones de Montjuic


Итак, представим себе прибытие в самый туристический город Испании - Барселону. Первым объектом, который привлечет ваше внимание по дороге из аэропорта Эль Прат (Aeropuerto de Barcelona — El Prat), скорее всего, станет замысловатая вышка, пронзающая небо острием гигантского «шила». Это строение высотой 136 метров на вершине горы Монтжуик создано Калатравой к Олимпиаде 1992 года, проводившейся в Испании.

Дело в том, что для трансляции игр городу требовалась новая телекоммуникационная башня. Помимо практической необходимости, возведение башни имело эстетический посыл, ведь каждая страна, принимающая у себя Игры, стремится удивить и восхитить гостей.

Уже успевший к тому времени показать себя оригиналом и новатором, Калатрава был выбран правительством родной страны на этот амбициозный проект. И надо сказать именно он стал отправной точкой решающего взлета в карьере начинающего тогда архитектора. Телебашня Монтжуик в прямом смысле явила Калатраву миру, ведь на Игры в Барселону съезжались люди со всех концов земного шара!

Город наук и искусств

Ciudad de las Artes y las Ciencias

Но если в столицу Каталонии людей все-таки манит архитектура великого Гауди, то для ознакомления с творчеством Калатравы в первую очередь следует отправиться в Валенсию.

В окрестностях этого города находится уникальный комплекс под названием «Город наук и искусств» (Ciudad de las Artes y las Ciencias), строительство которого поручили молодому Калатраве именно после успеха проекта по башне Монтжуик.

El Palau de les Arts Reina Sofía + L'Hemisfèric

Это действительно целый «город», посвященный культурному и научному развитию, куда входят:

L'Hemisfèric — планетарий, кинотеатр, театр лазерных постановок,
El Museu de les Ciències Príncipe Felipe — научный музей,
L'Umbracle — галлерея-сад,
L'Oceanogràfic — океанографический парк,
El Palau de les Arts Reina Sofía — оперный театр и сцена для театральных постановок.

L'Umbracle + El Museu de les Ciències Príncipe Felipe
Калатрава трудился над проектом вместе с архитектором Феликсом Канделой. Объекты, формирующие Город, напоминают инопланетные корабли или поселения в других галактиках. Это то, что однозначно стоит увидеть, планируя путешествие по Валенсии.

L Oceanogràfic

Валенсия, к тому же, родной город архитектора. Остановимся на этом подробнее — на детстве, юности и первых шагах будущего мастера в архитектурном деле.

Santiago Calatrava

Итак, Калатрава родился недалеко от Валенсии 28 июля 1951 года. Его отец был коммерсантом, но знатоком и любителем искусства, вкус и интерес к которому он старался прививать и сыну. Так в раннем возрасте Сантьяго побывал в музее Прадо и увлекся рисованием и скульптурой. С восьми лет он учился в художественной школе в Валенсии, где особенно любил изображать на ватмане мировые достопримечательности и архитектурные сооружения. По воспоминанием самого Калатравы, именно тогда он натыкается на маленькую книжку работ Ле Корбюзье (Le Corbusier), пионера архитектурного модернизма и функционализма, и буквально влюбляется в творчество знаменитого француза.

Chapelle Notre-Dame du Haut (Le Corbusier)

Когда мальчику было 13 лет родители отправили его на учебу в Париж, и тот проникся архитектурным обликом французской столицы. Юный Сантьяго еще больше вдохновлен работами Корбюзье, которые надолго станут для него источником вдохновения.

Позже, вернувшись на родину, Калатрава проходит обучение в Политехническом университете Валенсии и заканчивает его в 1973 году. Через два года он уже уезжает в Швейцарию, где изучает инженерное дело в Технологическом университете Цюриха. К 1981 году он стал доктором технических наук и основателем студии архитектуры и строительства в Швейцарии.

Одной из первых особенно успешных работ юного архитектора стал железнодорожный вокзал (Штадельхофен) в Цюрихе. В 1986 году проекты Калатравы дополнились железобетонным мостом автомобильного назначения в родной Валенсии. За эту работу молодой специалист получил премию Международного союза архитекторов.

Zürich Stadelhofen railway station

Почти весь ранний период творчества Калатравы посвящен вокзалам и мостам.

Первые шаги Калатравы в строительстве мостов знаменует Мост Бак де Рода (El puente de Bac de Roda) в Барселоне (1986-1987).

El puente de Bac de Roda, o puente de Calatrava


Еще один знаменитый ранний проект — мост Аламильо в Севилье.

El puente del Alamillo de Sevilla (1992)

Калатрава создаёт совершенно новый тип мостов — это конструкции на одной опоре. Вплоть до середины 90-х годов архитектор был известен в основном как изобретатель этой конструкции. При этом мосты Калатравы так или иначе напоминают струнные музыкальные инструменты. Вот только несколько примеров:

— Мост Беккета в Дублине

El puente Samuel Beckett en Dublín, Irlanda (2007-2009)


— Мост в научно-культурном городе Валенсии

 

Мост в научно-культурном городе Валенсии

— Мост в Иерусалиме

El puente atirantado de Jerusalén (2005-2008)

Девяностые

В конце 80-х - 90-х архитектор переходит к «наступлению» на Францию. В Париже он открывает свою студию, а в Лионе конструирует здание железнодорожного вокзала.

В 1991 году появляется офис архитектуры и строительства в родной мастеру Валенсии. А через год для проведения Летних Олимпийских игр в Барселоне на горе Монжуик за три года была возведена та самая башня, с рассказа о которой мы начинали наше повествование. Кстати, в создании этой вышки идеей Калатравы было построение конструкции, напоминающей атлета с факелом в руке. Эту мысль он и воплотил и, кроме того, добился того, что шпиль башни стал одновременно своеобразной стрелкой часов, которая падает тенью на основание телебашни и, таким образом, показывает время.

Как уже было сказано, телебашня в Барселоне приносит мастеру ошеломляющий успех. Не случайно через 12 лет именно Калатрава был приглашен для работы над новым Олимпийским объектом, на этот раз — в Грецию для реконструкции Афинского спортивного комплекса.

Velodrome en Atenas
В конце 90-х архитектор продолжает «заселять» своими творениями города родной страны. В 1997 г. он создает пешеходный «белый мост» в Бильбао, а в 2000 году — новый терминал аэропорта в том же городе.

 

El Aeropuerto de Bilbao, la nueva terminal
XXI век

С началом XXI века испанец «выходит» на Американский Континент. В 2001 году в штате Висконсин у комплекса музея искусств появляется так называемый третий павильон Квадраччи. Динамичная конструкция расположена у озера Мичиган, при этом все здания музея Калатрава соединил в единый комплекс сложной сетью пешеходных мостов.

Pabellón Quadracci, El Museo de Arte de Milwaukee en Wisconsin, Estados Unidos (2001)
В то же время Калатрава создает свою первое творение в Южной Америке. Это знаменитый Мост Женщины в Буэнос-Айресе.

Puente de la Mujer en Buenos Aires, Argentina (1998-2001)

Особенность конструкции заключается в подвижности центральной части моста для прохода крупногабаритных судов. Путь открывается, как только пешеходный мост поворачивается вокруг своей «ножки», при этом металлические струны удерживают этот движущийся металлический фрагмент. По словам творца, на постройку этого сооружения его вдохновил образ пары, танцующей танго (те же повороты танцовщицы вокруг ножки). Название моста «вторит» топонимике аргентинской столицы — дело в том, что в прилежащих районах города находятся сразу несколько улиц, названных в честь знаменитых женщин - героинь страны. Мост Калатравы как бы довершает эту оду женщинам.

Вторым творением на Южноамериканском континенте станет научный Музей завтрашнего дня в Рио-де-Жанейро, который строили к Летней Олимпиаде 2016 года.

El Museo del Mañana de Río de Janeiro (2015)

Вообще, музеи и концертные залы удаются архитектору на славу. В 2003 году Калатрава завершает работу над созданием концертного зала на Тенерифе, возведение которого заняло в общей сложности шесть лет.

Auditorio de Tenerife

В 2004 году им создан Солнечный Мост в Калифорнии, а по совместительству - самые большие в мире солнечные часы.

El puente del Reloj de Sol (en inglés, Sundial Bridge), Redding, California

Затем в 2005 году архитектор завершает строительство своего первого небоскреба. Речь идет о знаменитой «крученой» башне в шведском городе Мальме. Ее так и называют — «Turning Torso» или «перекрученный торс». Вся она состоит из идеи движения. Этой конструкцией мастер стремился дать образ человеческого туловища в полуобороте. Здание (квартиры и офисные помещения) состоит из девяти сегментов, каждый из которых скручен по отношению к предыдущему. Сейчас оно является одной из главных достопримечательностей Швеции.

Turning Torso

Знаменитая работа Калатравы из числа созданных им совсем недавно, в 2016 году, — подземная станция скоростной железной дороги во Всемирном Торговом Центре в Нью-Йорке.

Подземная станция скоростной железной дороги в Нью-Йорке
Говорят что, работая над проектом, архитектор сделал сотни эскизов взлетающих голубей. И если мы сравним две самые известные постройки Калатравы в США, — Павильон Квадраччи и здание станции Всемирного Торгового Центра, то первое напомнит нам птицу со сложенными крыльями, в то время как второе — птицу, расправившую крылья и взлетающую в воздух.

Органико-футурист

Если говорить об особенностях проектов Калатравы, то можно начать с того, что в среде проектировщиков и инженеров его индивидуальный стиль называют «био-тек». Еще одно профессиональное «прозвище» испанца — органико-футурист. От футуриста «в его товрения вы найдёте «космический» внешний вид построек, а вот под органикой подразумевается то, что эстетику и формы этот мастер берет из мира природы. Природы, а кроме того — человеческих тел.

Калатрава объясняет это так: «Архитектура существует для людей, а человеческие тела влияют на архитектуру в плане пропорций, ритма и размеров».

Доказательство тому — «небоскреб-туловище» в Мальме или здание Планетария в городе наук и искусств в Валенсии, форму для которого испанец находит в строении человеческого глаза.

Другая основа работ архитектора — это движение. Опять же вспомним голубей, повернутый торс, динамику линий мостов.

Если же говорить о функциональной составляющей творений Калатравы, большинство из них так или иначе служит общению и сообщению людей — это вокзалы (Лион, Льеж, Лиссабон), мосты, аэропорты, а также музеи и концертные залы. Пожалуй, это и идейная составляющая.

Кстати об общении и сообщении. Сам Калатрава свободно владеет семью языками (впрочем, по его собственному утверждению, на всех говорит с сильным испанским акцентом), и не только его творения разбросаны по всему миру, но и сам он в постоянном движении и перемещении, - динамичен, открыт и активен. Архитектор женат, с будущей супругой он познакомился во время учебы в Швейцарии, сейчас она — его главный юрист и ближайшее доверенное лицо.

Сантьяго Калатрава

Творения

Его творения узнаваемы, они охватывают оба полушария нашей планеты, реализованы в Испании, Франции, Португалии, Германии, Италии, Швеции, Швейцарии, Ирландии, Бельгии, Соединённых Штатах, Канаде, Аргентине, Бразилии. Он получил признание благодаря футуристическому стилю, техническим инновациям и эстетике своих работ. Его здания называют «жилыми скульптурами», «формами, рожденными самой природой», но сам Калатрава скромно заявляет, что он во многом лишь ремесленник, посредник.

В то же время работы Калатравы во многом скандальны. И дело не только во вкусах традиционалистов. Большинство творений известного архитектора прославились серьезными проблемами со сроками и финансами. Что скрывать, эти проекты - дорогостоящие, как все амбициозные проекты. Но часто разница в первоначально заявленных расходах и реальных тратах изумляет. Окончательная цена в разы превышает начальную смету, при этом сильно скачут и сроки реализации.

Мост Конституции в Венеции

Например, «Город искусств и наук» по цене обошелся в три раза дороже, чем планировался. Подвергся критике также мост Конституции в Венеции: он оказался в четыре раза дороже заявленной цены, его строительство сильно задержалось, но даже готовое сооружение вызвало вопросы по функциональности — отсутствуют пандусы, мост слишком крутой, что делает движение по нему затруднительным.

Однако, несмотря на обилие критики и негодования вокруг творчества Калатравы, все нынешние клиенты архитектора — это повторные покупатели, то есть к нему возвращаются, обращаются снова и снова. Что это, как не доказательство тому, что даже «слабые стороны» мастера не в силах заглушить силу его таланта и удержать заказчиков от работы с ним.

Сантьяго Калатрава
Калатрава заявляет: «Задача моих построек — это делать уникальными города и обогащать человеческий опыт».

И вот на наших глазах эти, на первый взгляд, будничные объекты практического назначения становятся достопримечательностями, памятниками архитектуры, чудесами инженерной мысли будущего.

^ Наверх