- 30%
- 30%

Мексиканские истории #4. Сuota contra libre или до последней капли

— Как президент Трумэн сказал?
— (хором) «Мы все должны
научиться экономить»!
Д. Керуак «На дороге»

Сuota contra libre или до последней капли

Мексиканские истории #4. Сuota contra libre или до последней капли

Вы мчитесь по шоссе, пытаясь угнаться за неминуемо уходящим за горизонт солнцем. Трасса соединяет два замечательных штата – Мичоакан (Michoacan) и Халиско (Jalisco). В сумерках ландшафт вдоль дороги кажется по лунному скупым, вокруг лишь нагромождения камней, кустарник и изредка сухие узловатые деревца. Дорога почти все время прямая и монотонно пустая. Только холмы сменяют друг друга. Вверх, вниз, вверх, снова вниз. Мексиканские горки, не иначе! Вы недавно свернули на платную дорогу куота (cuota), чтобы обезопасить свой дальнейший путь в темное время. Вы выбираете безопасность и скорость передвижения – двухполосный хайвей, где не бродят коровы и дежурят полицейские патрули. Но всегда ли быстрый путь – лучший путь?
Спустя некоторое время в низине между очередными двумя непримечательными холмами двигатель чихает, мотоцикл дергается и начинает сбавлять обороты. Верные признаки низкого уровня топлива. Пока мотоцикл окончательно не заглох на скорости 120 км/ч, вы неестественно скорчиваетесь, слева под баком нащупываете небольшую металлическую ручку и поворачиваете ее на 90 градусов, подключая резервную часть бака. Двигатель чихает все сильнее, дергается всем телом будто старик, подавившийся слюной. Секунда, другая. Тонкая струйка резервного топлива пробегает короткий путь от бака до карбюратора, который словно голодный пес одновременно с пищей заглатывает воздух. Насыщенная кислородом смесь попадает в двигатель. Искра! Зажигание! Двигатель оживает. Резерв на «Спортстере» (Sportster – (англ.) модель мотоцикла марки Harley-Davidson)  - всего лишь 2 литра. Этого хватит еще километров на 40. До Гвадалахары (Guadalajara) ехать еще 150.

Мексиканские истории #4. Сuota contra libre или до последней каплиЧем сильнее вы будете выкручивать ручку газа, тем быстрее израсходуется оставшееся топливо. А если сильно сбавите скорость – дорога займет гораздо больше времени и точно придется ехать в темноте. Но ведь за 40 километров обязательно встретится заправка, подумаете вы, и продолжите движение вперед, беспокойно сканируя обочину в поисках соответствующего дорожного знака. Ха!

40 километров пролетают за 20 минут. Вы начинаете нервно ерзать на сиденье и вытягивать шею все выше, пытаясь увидеть спасительные огни заправки за следующим холмом. За ним снова пусто. Вы вводите в игру последний козырь – законы физики. На спуске с холма выключаете зажигание, зажав левой рукой рычаг сцепления. Тяжелый мотоцикл естественным образом начинает ускоряться вниз по наклонной плоскости. В самой низкой точке «параболы» между холмами вы давите большим пальцем правой руки на кнопку зажигания и двигатель получает очередную дозу такого ценного и такого желанного бензина. Искра! Ускорение! И вот вы снова царь горы, а двигатель замирает в ожидании спуска. Вниз, вверх и опять вниз…


Ближайшая заправка ждет вас в 50 километрах впереди рядом с Гвадалахарой. Но вы об этом не знаете и продолжаете играть в кошки-мышки с самим собой. Через четверть часа безрезультатного шаманства мотоцикл последний раз печально вздыхает на подъеме и затихает. Инерция помогает вам дотянуть до вершины холма. Надежда умирает последней: «Может за этим холмом?» Но нет, за холмом все та же темнота. Лишь одинокий черно-синий Dodge Charger федеральной полиции притаился в низине в ожидании подвыпивших ранчероc  /Rancheros – (исп.) фермеры, работники и хозяева ранчо (собирательный термин)/, торопящихся домой на дребезжащих пикапах 70-х годов. Вы медленно и практически бесшумно докатываетесь до полицейской машины, салютуя удивленному офицеру, и останавливаетесь на обочине неподалеку. Безопасный и быстрый путь оказался ловушкой. В отличие от либре тут практически нет жизни, только нагромождения камней, кустарник и редкие пункты оплаты проезда. Вероятность того, что кто-то захочет остановиться и помочь голосующему в темноте путнику стремится к нулю – мало кто рискнет сделать это, боясь неприятностей и возможной засады грабителей, которые часто используют этот трюк в разных странах Латинской Америки.


Вы слезаете с оцепеневшего мотоцикла, расправляете плечи и, направив к почерневшему небу сцепленные в кулак ладони, потягиваетесь всем телом. Из бокового кармана рюкзака, занявшего место пассажира, торчит полупустая пластиковая бутылка кислотно зеленого электролита, цвет которого больше напоминает цвет лужиц радиоактивных отходов из комиксов, чем что-то полезное для организма. Тремя большими глотками вы выпиваете все до последней капли. Мимо проносится очередной грузовик с авокадо из Мичоакана, а в голове проносится мысль о том, что здорово все-таки быть человеком, а не машиной с двигателем внутреннего сгорания. Потому последняя капля для человека ох как отличается от последней капли для машины.


 

^ Наверх