Тест-драйв
Тест-драйв >>
Тест-драйв
Тест-драйв >>

Мате: напиток аргентинских богов 

Марина Кирюха

    – Что в Аргентине пьют больше, кофе или чай?
    – Мате. ⠀

Мате – это не просто напиток.Такой разговор состоялся у меня с коллегами в первые дни моего пребывания в Аргентине. Кофе пьют утром за завтраком, после обеда и ужина часто пьют чай, а мате - в промежутках между приемами пищи, в больших объемах и с наслаждением. ⠀

Мате – это не просто напиток.

Это ритуал, традиция, образ жизни.

И это не наркотик. Хотя многие иностранцы считают именно так. ⠀

Работая гидом в Москве, я наслышалась историй от туристов из Аргентины, как таможенники, обнаружив в их багаже пакеты подозрительной травы, не хотели пропускать ее через границу. Я думаю, любой аргентинец в этой ситуации поседел бы от стресса, потому что лишение мате для потомков доблестных гаучо - смерти подобно.

Наблюдая за ними, я все больше прихожу к выводу, что среднестатистический аргентинец не проживет без мате больше 4 часов. Они не выходят из дома без калабасы ("матешницы") и термоса с горячей водой. Они пьют его в любое время суток, в любом месте, при любых погодных условиях. Они приглашают друзей и знакомых в гости а tomar unos mates - выпить "несколько" мате. Не чай, не кофе, не вино, а именно unos mates.

"Con este chavón yo no tomaría mate" / "С этим парнем я бы не стал пить мате".(с) ⠀

Фактически, через ритуал распития напитка аргентинских богов можно измерять человеческие качества. Если мате с кем-то пить не хочется - значит, так себе человек. А если с удовольствием прихлебываешь с ним из одной калабасы, то парень что надо.

Мате – это не просто напиток.Или, есть ещё промежуточная стадия, – как мне поведал один знакомый. Это когда ты завариваешь мате кому-то, но сам не пьешь, потому что брезгуешь облизывать эту же бомбилью (трубочку). То есть, всё-таки что-то не так с этим "чавоном", надо держать дистанцию.

Разумеется, у МАТЕпития, как у любой церемонии, есть свои правила. Например, когда тебе протягивают калабасу с мате, нельзя говорить "спасибо". Потому что слово gracias в этом случае автоматически даёт понять себадору (человеку, который отвечает за заваривание травы), что мате ты не хочешь. То есть, нужно благодарить только, если ты отказываешься. А если согласен пить, просто бери и пей, пока дают. Молча.

Мате: напиток аргентинских богов
Нехорошо просто сделать пару глотков и вернуть калабасу себадору. Пить принято до дна, то есть перед тем, как ее вернуть, ты должен убедиться, что вода в ней закончилась. Как в этом убедиться? А вот когда при всасывании мате через бомбилью раздается характерный неэстетичный звук, который моя бабушка по-простому называет "сёрбать", только тогда ёмкость можно передавать себадору, чтобы он снова ее наполнил для другого человека. Поэтому сёрбать – это, оказывается, не просто прилично, а в этом деле даже необходимо.

Мате: напиток аргентинских богов

При заваривании мате ни в коем случае нельзя помешивать его бомбильей. Бомбилья вообще не должна перемещаться, она должна замереть и не двигаться. Море волнуется три, бомбилья в калабасе на месте замри.

Вода для заваривания должна быть не слишком горячей, иначе она «сожжет траву», но и не чуть теплой. Это очень тонкая грань, аналогичная купанию новорожденных. Неопытному родителю кажется – какая разница? Парой градусов больше, парой меньше… Ан-нет, можно обжечь или заморозить малыша (= траву).

Для определения правильной температуры требуется настоящее чутье, которое приходит с опытом. Как-то в начале своей карьеры себадора я сделала мате холоднее, чем надо. Удивление и печаль, которые я увидела в глазах «со-матешников» несравнимы ни с чем. Мне кажется, я еще никогда так сильно не разочаровывала людей.

Сама по себе трава довольно горькая, поэтому кто-то (чаще всего, женщины) добавляют в нее сахар или мёд. В принципе, это не запрещено этикетом, но мой шеф Лукас говорит, что древние гаучо, увидев такое кощунство, повыскакивали бы из своих могил и накинули бы на этих нечестивцев лассо. (В этом месте Лукас делает характерное движение накидывания лассо, и я умираю со смеху).

Мате: напиток аргентинских богов

А теперь, пара историй из жизни.

История первая

Как-то подходит к Лукасу один наш гость, пожилой англичанин, и говорит: «Хочу попробовать ваш мате. Организуешь?» Так как дело было в 16:01, как раз, когда у Лукаса заканчивалась смена, а у меня начиналась, он совсем не горел желанием ничего организовывать и решил свалить ответственность на меня. «Сейчас Марина вам все заварит, расскажет и покажет».

But Marina is Russian? Марина же русская? – недоуменно вопрошает дедуля.

Oh, she’s much more Argentinian than Russian. Она больше аргентинка, чем русская. – уверил его мой любезный и ленивый шеф.

Я так и не определилась, радоваться ли такому признанию, но то, что делать мате я наловчилась – это факт. Признаю без лишней скромности. Мне приходилось делать его в самых разных условиях, очень часто – в автомобиле, выполняя роль ко-пилота (copiloto), в то время, как машина собирает все ямы и неровности суровых патагонских дорог. Пару раз вылила кипяток на себя, рассыпала траву по всему салону, и после этого начала справляться с этой ответственной миссией на «ура». Вообще, основная задача человека, сидящего рядом с водителем, это как раз – cebar mates. Как-то мне сказали, что я теперь запросто могу выходить замуж в Аргентине, потому что постигла эту науку; а умение заваривать мате в машине на ходу – самый важный навык аргентинской жены. Я снисходительно улыбнулась в ответ на эту «мачистскую» шутку (chiste machista), но, опять же, – человек искренне хотел сделать мне комплимент…

История вторая

А вот еще история про сверхъестественные способности.

Как-то я решила почувствовать себя туристом и поехала на экскурсию. Классическую такую экскурсию: минивэн, гид вещает в микрофон, вокруг куча пенсионеров из Буэнос-Айреса, и мальчик-кореец снимает все на свою супер-технологичную камеру.

Экскурсия начиналась в 8 утра, поэтому все были в режиме «подняли, но не разбудили», в том числе и сам гид. Поэтому, как только туристы заняли свои места в салоне, он начал делать себе мате – одной рукой, потому что в другой он держал микрофон и уже начал приветствовать пассажиров минивэна. При этом, он, как настоящий профессионал и, к тому же, латиноамериканец, отказался сидеть спиной к гостям, а вытянулся почти в полный рост возле водителя (совсем в полный ему не позволял потолок) лицом к пассажирам.

Я наблюдала за ним, как завороженная: стоять на ногах в движущейся «маршрутке», вести экскурсию, шутить и заваривать мате (не обжигаясь кипятком!) – это же просто пик профессионализма. Супергерои среди нас! Но всему есть предел, поэтому после второй «заварки» ему надоело идти на такие жертвы, он отдал термос и калабасу близсидящим пассажирам – бабушке с внучкой-подростком - и дальше мате уже заваривали они в такой очередности: гиду, водителю, себе.

Конечно, с этим Юлием Цезарем аргентинского разлива я сразу подружилась (прежде всего, на профессиональной почве, так как тоже работаю гидом), и через пару дней он предложил провести мне индивидуальную экскурсию и «по дружбе» показать одно красивое место, в которое я давно хотела попасть.

Экскурсия снова началась рано, поэтому я была морально готова к своей роли «девочки для заваривания» (у нас есть выражение «мальчик для битья», а это «девочка для заваривания» – чем-то похоже). И вот, в самом начале пути мой друг и коллега решил подвезти одного сеньора, голосующего на дороге. И тут-то я встала перед трудным выбором: мы пьем мате, в машину садится новый человек, и вроде как, вежливо было бы предложить ему присоединиться к нашему ритуалу. Но ведь мы его совсем не знаем! Что делать в такой ситуации? Секунд 15 мой мозг отчаянно работал на поиск решения. В итоге, аргентинка во мне победила, и я протянула загадочному незнакомцу мате со словами: «¿Toma mate usted?». В ответ с заднего сиденья мне пришел благодарный кивок, а с водительского – одобрительное подмигивание.

Ваше здоровье, друзья!

^ Наверх