Испаноязычные художники

Жизнь и миры Франсиско Гойи

Анна Борисова

Франсиско Гойя. Фагмент автопортрета в студииФрансиско Гойя. Фагмент автопортрета в студии

Франсиско Гойя родился 30 марта 1746 г. близ Сарагосы в семье известного и уважаемого в городе мастера-позолотчика. Он был младшим из троих сыновей, образование получил весьма поверхностное - до конца жизни в письмах великого живописца будут проскальзывать ошибки. Итак мальчик решает посвятить себя художественному ремеслу, с детства наблюдая за работой отца. Сначала он обучается у мастеров родной Сарагосы, а в 1766 г. в возрасте двадцати лет отправляется в Мадрид. Там его наставником становится Франсиско Байеу, который в скором времени станет официальным портретистом двора. Вообще Байеу суждено будет сыграть важную роль в жизни Гойи.

В Мадриде Франсиско дважды (в 1764 и в 1766 гг.) пытается поступить в Королевскую академию изящных искусств Сан-Фернандо, но дважды ему отказывают в этом. Тогда преподаватели академии не оценили и не поняли работы юноши, его время еще не пришло.

Гойя. Фрагмент портрета Франсиско Байеу. 1795 г.Гойя. Фрагмент портрета Франсиско Байеу. 1795 г.

Потерпев неудачу в академии, в 1769 г. Гойя отправляется в Италию. С этой поездкой связан ряд романтических легенд: поговаривали, что таким образом молодой художник сбегал от преследования властей после участия в опасной уличной драке. Также ходили слухи, что по пути в Италию Франсиско присоединился к трупе бродячих акробатов и с удовольствием обучился их трюкам, даже участвовал в выступлениях. Слухи редко вырастают на пустом месте: Гойя всегда отличался авантюризмом, страстностью и амбициозностью. Он любил женщин, охоту, имел своенравный и подчас мятежный дух.
В Италии молодой художник писал преимущественно на античные сюжеты и даже был удостоен премии Пармской Академии художеств. В 1771 г. он вернулся в Сарагосу, где начал работать над фресками, в основном для церкви Дель-Пилар. У мастера появляются первые почитатели, он получает все больше заказов на фрески, росписи и даже портреты.


Тогда же, в начале 70-х гг. XVIII в. Байеу, будучи уже придворным живописцем, познакомил Гойю со своей сестрой Хосефой. Уже в 1773 г. она ждет от Франсиско ребенка, и молодые люди женятся. Гойя написал только один портрет жены... Вряд ли этот брак можно было назвать счастливым, однако же он был долгим. Бракоразводные процессы были очень сложным делом в то время, поэтому супруги прожили вместе до самой смерти Хосефы, несмотря на многочисленные  романы живописца. Сын Гойи и Хосефы Хавьер (1784-1854 гг.) впоследствии тоже стал художником.

Франсиско Гойя. Фрагмент портрета супруги Хасефы Байеу (1796 г.)Франсиско Гойя. Фрагмент портрета супруги Хасефы Байеу (1796 г.)

Женившись, Гойя обосновался в Мадриде у своего шурина Байеу, где в 70-90 гг. XVIII в. выполнил свыше 60 панно для королевской шпалерной мануфактуры. Такие панно еще назывались картоны — это были образцы для изготовления ковров. На них художник изображал яркие сцены испанской повседневности, народные праздники и развлечения («Зонтик» 1777 г., «Продавец посуды», «Мадридский рынок» 1778 г., «Молодой бык» 1780 г., «Игра в жмурки» 1791 г., «Великаны» 1792 г.). Эти произведения, как вообще бОльшая часть картин Гойи того периода, отличаются яркостью, светом, безмятежностью и даже радостью.
Нередко исследователи творчества живописца замечают что, строго говоря, до работы на шпалерной мастерской Гойя был лишь хорошим ремесленником. И только в мастерской он рождается и постепенно прославляется как художник. У мастера появляются первые по-настоящему крупные заказы, а с начала 80-х гг. к нему приходит слава портретиста.

«Зонтик» 1777г.«Зонтик» 1777г.

Первые его портреты отличались парадностью (портрет графа Флоридабланка 1783 г.), однако со временем в них проникает что-то похожее на легкую иронию по отношению к модели, которая к концу века достигнет апофеоза, дойдя фактически до гротеска. Внутренне независимый мастер не собирался льстить своим заказчикам.

Нередко бунтарство Гойи проявляло себя и в отношениях с наставниками. В 1780 г., когда он работает над росписью купола собора Дель Пилар в Сарагосе под руководством Байеу, он наотрез отказывается вносить в свою работу поправки, предложенные руководством. Между родственниками случился конфликт. В конце-концов Гойя уступает, но долгое время после этого демонстративно не появляется в родном городе.

В целом 80-е гг. XVIII в. - это зенит славы Гойи. Тогда он был избран директором отделения живописи Мадридской королевской Академии художеств. Да-да, той самой Академии, куда он дважды не поступил юношей! Он получает признание при дворе и в то же время сближается с испанскими просветителями (Г. М. Ховельяносом-и-Рамиресом и М.Х. Кинтаной).

«Семья герцога Осуна» 1787 г.«Семья герцога Осуна» 1787 г.

Однако безоблачному существованию приходит конец. Из писем Гойи известно, что осенью 1792 г. он тяжело заболел. Точный диагноз художника не известен, по одной из версий, это был менингит, по другой — венерическую болезнь. Так или иначе, в следствии перенесенного им недуга, Гойя практически потерял слух.

Он отказывается от своей почетной должности в академии под предлогом плохого самочувствия, но продолжает писать. Теперь в творчестве мастера появляются новые, горькие нотки. Именно в это время он приступает к едкой серии сатирических офортов под названием «Капричос» (исп. «фантазия», «игра», «воображение»). Офорт — разновидность гравюры, станковая графика. Созданные Гойей «фантазии»  высмеивали политические, социальные и религиозные порядки испанского общества, его пороки, суеверия и невежество. Пожалуй самая известная работа этой серии - «Сон разума рождает чудовищ» (1799 г.). Название говорит само за себя — суеверный страх, погоня за ведьмами и бездумная жестокость являются следствием невежества. Жестокость Инквизиции живет благодаря невежеству народа: вот он - испанский сон разума в эпоху Просвещения! Гравюры этой казалось бы сатирической серии, на самом деле, во многих своих чертах уже тогда предвосхищали по настоящему пугающие «мрачные картины» позднего Гойи.


«Сон разума рождает чудовищ» 1799 г. (фрагмент)«Сон разума рождает чудовищ» 1799 г. (фрагмент)

«Капричос» занимают 80 листов с комментариями художника и созданы в 1797-1798 гг. С 1799 г. эти рисунки можно было приобрести в парфюмерной лавке на улице Десэнганьо. Продажи были быстро приостановлены из-за вмешательства инквизиции, однако для королевской семьи выход гравюр остался незамеченным: в 1799 г. Гойю назначают придворным живописцем с неслыханным по тем временам жалованием.

Но покровительство короны не усмиряет независимый нрав этого человека. Картину «Семья короля Карла IV» (1800 г.) многие посчитали манифестом неприязни Гойи к испанским монархам, настолько чопорными, самолюбивыми и невыразительными показаны лица венценосных моделей.

«Семья короля Карла IV» 1800 г.«Семья короля Карла IV» 1800 г.

Совсем иначе выглядит женщина с полотен, изображающих Маху («Маха одетая» и «Маха обнаженная», 1802 г.). Маха — так называли испанских горожанок в XVIII-XIX вв. С этих картин на нас устремлен прямой, открытый и независимый, слегка насмешливый взгляд молодой женщины. Есть мнение, что в лице Махи Гойя живописует новый тип женщины, появившийся в консервативном испанском обществе. Испания рубежа XVIII-XIX вв., когда в Европе утверждаются идеи Просвещения и прокатывается волна буржуазных революций, - все еще почти средневековая страна, где царствует реакционный строй и действует инквизиция. Но и в этом обществе происходят изменения. В том числе, постепенно меняется положение женщины, которое всегда было подчиненным по отношению к мужчине.

До  XVIII в. женщины редко покидали стены дома, практически не участвовали в общественной жизни. Маха — собирательный образ новой испанской горожанки, а также тех женщин, в которых был влюблен Гойя. Существует несколько версий, кого именно изобразил художник на этих полотнах, но точных сведений нет. Однако тот факт, что художнику могла позировать определенная модель, возможно его возлюбленная, не отменяет собирательности образа, его универсальности.

«Маха одетая» 1802 г.«Маха одетая» 1802 г.

Вслед за тяжелыми переменами в личной жизни Гойи, в его физическом состоянии, последовали печальные события в жизни всей Европы. Близится эпоха наполеоновских войн, затем оккупация Испании французскими войсками. В годы войны Гойя получает заказы на портреты видных командиров испанской армии, а в годы оккупации и затяжной партизанской войны он пишет патриотические картины, проникнутые ужасом и скорбью происходящего (серия офортов «Бедствия войны» в 1810-1820 гг.). Работу над ними он закончил уже во время реставрации в Испании монархии Фердинанда VII.

«Бедствия войны»«Бедствия войны»

Разумеется, с началом наполеоновских войн испанским монархам было не до украшения дворцов, поэтому заказы Гойе от короны прекращаются. Однако за придворным портретистом сохраняется его жалование, что позволяет ему устроить пышную свадьбу своему сыну Хавьеру с родственницей крупных баскских финансистов и купить для молодоженов дом. С 1803 по 1808 гг. Гойя создавал исключительно портреты, и основным его заказчиком выступала зарождающаяся в Испании крупная буржуазия.

И все же художник остается в центре политической и общественной жизни, в самом сердце той воронки, которая закрутила всю Европу, а с ней и Испанию на рубеже веков. Именно Гойя  пишет короля Фердинанда VII перед арестом последнего в 1808 г. и именно ему поручено создать портрет вошедшего в 1812 г. в Мадрид победителя Веллингтона. После окончательного освобождения Испании от французов Гойя изображает события Мадридского восстания в двух знаменитых полотнах «Восстание на Пуэрта дель Соль 2 мая 1808 г.» и «Расстрел мадридских повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года».

«Расстрел мадридских повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года»

«Расстрел мадридских повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года»

С реставрацией монархии Фердинанда VII реакционный строй в стране только укрепляется. Фердинанд относился к Гойе крайне подозрительно, но не мешал его работе. В 1815 г. Гойя создает свой «Погрудный портрет», ему на тот момент 70 лет. Да, жизнь Гойи была не только насыщенной, но и долгой, ведь для того времени семидесятилетний мужчина — уже старик.

Он и чувствовал себя стариком. В феврале 1819 г. живописец приобрел сельский дом под названием «Дом Глухого» недалеко от  Мадрида, прямо под мостом, ведущем в Сеговию. Дом был прозван так отнюдь не в честь оглохшего маэстро, а еще до него: прежний хозяин страдал тем же недугом, что Гойя. Стечение обстоятельств или сознательная ирония художника при выборе пристанища на старость?

«Погрудный портрет» 1812 г.«Погрудный портрет» 1812 г.

Что по настоящему прославило Дом Глухого, так это «Черные картины» (также известные как «Мрачные картины»), которыми свидетель ужасов войны и  тягот испанского народа покрыл стены обоих этажей дома. Силы постепенно покидали далеко не молодого живописца. В 1820 г. он последний раз участвовал в академическом заседании и стал затворником, расписывая стены своего уединенного жилища сложными и пугающими образами. Сейчас большинство из этих работ можно увидеть в музее Прадо, куда они были перенесены со стен дома позже. Эти тревожные, выполненные в темных тонах зарисовки сложно поддаются рациональной трактовке.

Возможно вам хорошо известны некоторые из них: «Сатурн, пожирающий своего сына», «Шабаш ведьм», «Два  старика», «Асмодея»…Что пытался выразить мастер? Свою немощь и усталость? Страх старости и смерти? Или страх жизни с ее невежеством и жестокостью? Разочарование или иронию? Трактовок много. Существует также мнение, что расположение рисунков по периметру этажей подчинено определенной логике и таит свои скрытые смыслы. Кроме того ведутся споры вокруг авторства «черных картин»: создал ли их Гойя или его сын.

«Шабаш ведьм» 1823 г.«Шабаш ведьм» 1823 г.

В отличии от «Капричос», с этих картин на нас смотрит уже не глупость, не невежество, а настоящие безумие. Тема безумия вообще — одна из любимых у Гойи. Так незадолго до начала работы над «мрачной» серией, Гойя написал «Дом для сумасшедших» (1815-1819 гг.). Здесь нельзя не вспомнить поразительный фильм «Призраки Гойи» (2006 г., производство США-Испания) с Хавьером Бордемом и Натали Портман в главных ролях. Картина показывает какая битва между старым и новым происходили в Испании времен Гойи. И наряду с темами жестокости, суеверия и войны, особенно выделяется именно тема сумасшествия. Сумасшествие и смерть. Сумасшествие как финал, как смерть для разума, погруженного в сон. Заключительные кадры фильма рисуют нам три основных образа: сумасшествия, смерти и самого Гойи.

Кадр из фильма «Призраки Гойи»Кадр из фильма «Призраки Гойи»

Поселившись в «Доме Глухого», Гойя сходится со  своей экономкой Леокадией де Вейс, женой предпринимателя Исидоро Вейса. Вскоре Леокадия развелась с мужем и родила Гойе дочь Росариту. Опасаясь преследований со стороны нового реакционного испанского правительства, Гойя вместе с Леокадией и младенцем уезжают во Францию. Здесь художник проведет последние четыре года своей жизни. Картины этого, завершающего периода пути маэстро добавят луч света и оптимизма в мрачное творчество предыдущих ему лет. Гойя посещает Париж, где создает «Корриду» и портреты своих друзей-эмигрантов, а также осваивает новую технику литографии (серия «Бордосские быки» 1826 г.).

Фрагмент портрета Леокадии Вейс со стен «Дома Глухого»Фрагмент портрета Леокадии Вейс со стен «Дома Глухого»

Он добивается от испанского короля разрешения уйти на покой с сохранением жалования и возможностью бывать во Франции. Летом 1827 г. Гойя последний раз посещает Мадрид, где создает портрет своего 21-летнего внука Мариано Гойи. Затем он возвращается во Францию и в Бордо создает свои последние шедевры («Молочница из Бордо» 1827-1828 гг.). Там же в Бордо Гойя и уходит из жизни 16 апреля 1828 г., успев незадолго до смерти принять у себя в гостях сына.

Такой была бурная и долгая жизнь великого Гойи. Его творчество оказывается таким же ярким и самобытным, как его жизнь, таким же противоречивым и разным. В нем есть все —  и свет, и радость, и ужас, и уродство, и смех, и болезнь, и низость, и величие. Миры Гойи оказали влияние на становление многих художественных течений, вплоть до модернизма и экспрессионизма. И пусть хронологически творения Гойи принято относить к эпохе романтизма, исследователи и ценители испанца сходятся на том, что они — иное. Сама Испания иная, - она шла своим путем в век просвещения, а затем романтизма. В этой стране дольше и сложнее отпускали старое, но в то же время в ней рождалось что-то совершенно необыкновенное...Такое как Франсиско Гойя.