VKzen.yandex.ru

О гениях и детях гениев: Мариано Фортуни-де-Мадразо — дизайнер, художник, изобретатель.

Анна Борисова

О гениях и детях гениев: Мариано Фортуни-де-Мадразо

Недавно мы вели разговор об испанских импрессионистах. Одновременно с ними в середине XIX века в стране творили другие талантливые художники, например, такие известные мастера более классического жанра, как Мариано Фортуни и Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета.

Художник Мариано Фортуни-и-Марсал (1838-1874 гг.) за свою короткую жизнь (прожил 36 лет) смог достичь большого успеха, став одним из лидеров так называемого романтического ориентализма, видным представителем испанской классической школы в живописи. Уроженец Каталонии и сирота с детства, он воспитывался дедом - формовщиком терракотовых статуэток. В 14 лет мальчик пешком отправился в Барселону где, благодаря своему таланту, получил возможность бесплатного обучения в Высшей школе изящных искусств. Затем юноша продолжал образование в Риме и работал во многих городах Испании, а также во Франции и Марокко. Большую роль на полотнах Фортуни играют старинные вещи, - мастер был увлеченным антикваром. Творчество Фортуни оказало большое влияние на зарождение модерна, а его произведения представлены в музеях Нью-Йорка, Бостона, Балтимора, Москвы (музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина) и Санкт-Петербурга (Эрмитаж).
О гениях и детях гениев: Мариано Фортуни-де-Мадразо
Мариано Фортуни-и-Марсал. Испанская свадьбаМариано Фортуни-и-Марсал. Испанская свадьба

А вот живописца Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета (1841-1920 гг.) принято относить к последователям академического классицизма с элементами реализма. Этот мастер начинал свое обучение искусству в Королевской Академии Сан-Фернандо в Мадриде, после чего уехал в Париж, где копировал шедевры музеев Лувра и Люксембурга. Мадрасо-и-Гаррета начинал с исторической живописи, позже перейдя к небольшим жанровым сценам и портретам. В его картинах чувствуется влияние роккоко и японского искусства. Этот испанец особенно любим американскими коллекционерами, и некоторые из его картин сейчас можно увидеть в музее Метрополитен в Нью-Йорке. Также большая коллекция его картин хранится в испанском музее Прадо.

О гениях и детях гениев: Мариано Фортуни-де-Мадразо

Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета. Внутри церкви. Исповедь.
Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета. Внутри церкви. Исповедь.

Итак, как же связаны между собой два этих испанских художника — Мариано Фортуни и Раймундо де Мадрасо-и-Гаррета, кроме того, что они были современниками и оба - живописцами жанровых сцен, портретов, ярких изящных деталей интерьеров и туалетов?

Они были родственниками. Дело в том, что Мариано Фортуни был женат на дочери Мадрасо-и-Гаррета, и именно этот союз двух творческих семей наградил Испанию особенным гением, о котором у нас и пойдет речь сегодня. Имя этого человека - Мариано Фортуни-де-Мадразо. Среди его талантов и увлечений - живопись, скульптура, фотография, архитектура, постановка освещения на театральной сцене. Он был творцом, дизайнером, изобретателем, подлинным человеком-оркестром. Но обо всем по порядку.

Итак, Мариано Фортуни-и-Мадразо был сыном упомянутого выше Мариано Фортуни-и-Марсал и внуком Мадрасо-и-Гаррета. Многим он известен в основном в  качестве модельера. Он действительно отличился на этом поприще, - открыл свой дом моды в 1906 году и продолжал карьеру дизайнера одежды до 1945 года, но это далеко не основной из его талантов и умений.

Будущий мастер родился 11 мая 1871 года в Гранаде. Его знаменитый отец умер, когда ему было три года. Тогда вдова Фортуни (дочь Раймундо ле Мадразо и Гаррета) переехала с семьей в Париж, а в 1889 году - в Венецию.



Надо сказать что, несмотря на то, что мальчик почти не знал своего отца, так рано ушедшего их жизни, Фортуни-старший успел создать для сына целый мир, сформировавший вкус и художественное чутье будущего мастера. С детства Фортуни-младшего окружали родительские  коллекции живописи и тканей, купленных в разных уголках Европы, различные предметы искусства, даже рыцарские доспехи прошлых времен, которые при жизни собирал Фортуни-отец. С рождения любующийся прекрасными артефактами, молодой Фортуни полюбил путешествия по Европе в поисках новых источников вдохновения. И одним из таких источников для юноши стал великий Рихард Вагнер. После знакомства с немецким композитором и с основанным им театром (дело в том, что в городе Байройте Вагнер учредил собственный театр для постановки своих опер), Мариано загорелся идеей погрузиться в театральное дело с самых азов. Силясь вникнуть в каждую деталь нового «мира», Фортуни прошел через все должности, начиная с осветителя, архитектора, художника-декоратора и заканчивая директором театра.

Особенно отличился мастер своими экспериментами со светом в театре. Он выяснил, что свет меняет оттенок и интенсивность, отражаясь от разных поверхностей. Так в постановках, например, начало «оживать»  «небо» - оно становилось закатным, рассветным, пасмурным, любым.

В 1897 году в Париже Фортуни встретил свою будущую жену — Анриетту Негрину. И тот факт, что наиболее известные достижения Фортуни были сделаны в области дизайна модной одежды, - не в последнюю очередь заслуга его супруги. Анриетта была портнихой и часто помогала мужу в конструировании моделей. Большую часть жизни супруги прожили в старинном палаццо в Венеции, который дизайнер наполнил шедеврами своего отца и произведениями искусства из родительских коллекций, а также другими вдохновляющими его предметами и артефактами.

Анриетта Фортуни
Анриетта Фортуни

Вероятно именно живопись, которой в свое время окружили его родители, и которой он продолжал окружать себя сам, помогла Фортуни так тонко чувствовать цвет и свет, что нашло свое применение в фотографии, в театральном деле и в деле создания костюмов.

За создание тканей и моделирование костюмов мастер берется как-раз после свадьбы. Увлечение древнегреческим и венецианским стилями и унаследованная от отца любовь ко всему азиатскому, привели Фортуни к большим открытиям в дизайнерском искусстве.

В конце 1890-х гг. он всерьез увлекся набойкой тканей и создал коллекции парчи, бархата и гобеленов в венецианской технике XIV-XV вв, а в 1901 году представил сшитые из этих материалов модели в Париже. Одним из его первых экспериментов в дизайне одежды были, так называемые, «Кносские шарфы» или «Кносские шали» (1906 г.) - своеобразное покрывало похожее на индийское сари. Прямоугольное полотно с геометрическим узором можно было обернуть вокруг тела, создавая различные комбинации, не стесняющие движений. Так шарф мог стать жакетом, туникой, юбкой. Стремясь подчеркнуть естественные изгибы женского тела, Фортуни был противником лишних деталей и аксессуаров, отвлекающих взгляд от естественной красоты.

Кносские шали
Кносские шали

В 1907 году Фортуни создает свое бессмертное платье «Delphos” («Дельфос») - платье-тунику из плиссированного шелка. Колоннообразный силуэт и свободный покрой платья, по замыслу автора, «ничего не показывает, но ничего и не скрывает». Сначала «Дельфос» стало одеждой танцовщиц, так как оно было слишком «открытое» для носки вне сцены, но в то же время свободный покрой оказался удобен для движения. В 1909 году Фортуни получает на свое изобретение патент и создает целую серию таких платьев. «Дельфос» соответствовало духу эпохи модерн, на него начинают ориентироваться другие дизайнеры, так появляется различное множество его вариантов — с рукавами длинными, короткими, узкими, широкими, без рукавов. Часто рукава представляли из себя подобие крыльев летучей мыши, дополнялись широким вырезом горловины и шнурком, позволяющим регулировать плечи. Подол платья нередко украшался мелким венецианским стеклярусом. Кроме эстетической функции такой орнамент нес еще и функцию практическую, — под тяжестью бусинок плиссированный шелк четко струился вдоль фигуры, а не лежал как попало.

Платье стало настоящим открытием и спасением для туго затянутых в корсет женщин, однако долгое время оно считалось «чайным» или домашним, в нем принимали гостей в узком семейном кругу. И только в 20-е годы, когда мода дала добро на частичное обнажение женского тела, дамы осмелились вынести «Дельфос» за пределы домашних стен, и оно превратилось в настоящий революционный тренд. Именно тогда это платье приобрело статус вечернего наряда, хорошо знакомого нам по эстетике «Великого Гэтсби». Помните красоток «эпохи джаза» в мерцающем плиссированном шелке? Фортуни, еще на театральных подмостках детально изучивший свойства освещения, сумел наградить свои шелковые творения магией хамелеона — платья меняли свой цвет и оттенок в зависимости от освещения.



Платье «Дельфос» в сериале «Аббатство Даунтон»
Платье «Дельфос» в сериале «Аббатство Даунтон»

Как мы уже знаем, Фортуни вдохновляли стили прошлого, особенно Древней Греции, отсюда эти одежды, струящиеся вдоль естественных изгибов тела. Причем плиссировка всегда выполнялась Фортуни собственноручно, и воссоздать ее также безупречно никому не удалось. Кроме того, используя древние методы, мастер сам производил пигменты и красители для окраски тканей. Так он красил бархат и шелк, используя пресс, который сам разработал. Сегодня многие платья авторства испанского маэстро в качестве произведений искусств находятся в музеях и частных коллекциях.


С 1909 года Фортуни открывает в Венеции демонстрационный зал, успешно продает свой текстиль и одежду. С 1920 года открываются магазины в Париже и Милане. Охваченный искусством, а не жаждой мгновенной наживы, Фортуни создавал проекты не сиюминутные, а действительно вечные, не подвластные времени и законам коммерческого рынка. Удивительный факт, но сама мода никогда не интересовала Фортуни. Его увлекал именно процесс создания, изобретения, а не рождение нового модного веяния, не внедрение новой идеи. Фортуни - инженер и изобретатель вещей, а не идей, он ремесленник, конструктор и практик, в том числе и в области костюма. На протяжении своей жизни Фортуни-дизайнер воздерживался от радикальных изменений своих моделей, поэтому сложно говорить о каких-то этапах его творчества. Если работы других модельеров так или иначе учитывали специфику времени, неизбежно для них было и устаревание, - это непреложный закон моды. Работы же Фортуни оказались вне времени, как чистое искусство, они актуальны поныне.

С 1901 по 1933 год Фортуни получил 18 патентов на свои изобретения, причем в самых разных областях. Так запатентованный создателем метод плиссировки шелка до сих пор носит название «плиссировка Фортуни». Еще несколько патентов принесли ему разработки в сфере декоративного и театрального освещения. Например, из шелка собственного изготовления Фортуни создавал абажуры для светильников. Ткань для них он производил на специально открытой для этих целей фабрике в Венеции. Знатоки не перепутают абажуры Фортуни ни с чем другим: опаловый цвет, узнаваемые узоры, шелковые шнуры с кистями и стеклянными бусинами.

Вскоре в Париже и Лондоне появились салоны Фортуни, в которых выставлялись ткани, одежда и светильники. Производство оригинальных абажуров, к которому приложил руку сам мастер, закончилось в конце 1920-х. Ни одна из венецианских фабрик позже не решалась повторить «Фортуни» из-за технической сложности и проблем с патентами.


Испанский дизайнер и изобретатель умер в мае 1949 года у себя дома в Венеции и был похоронен в Риме. Сегодня в венецианском палаццо четы Фортуни располагается музей гениального испанца и проходят различные выставки. Приобретя этот дом в начале XX века, творец называл его своим «мозговым центром» - именно в нем он прожил большую часть своей жизни и сделал многие свои открытия. Дом-музей по сей день посещают поклонники творчества маэстро. Известно, что жизнь и работа Фортуни были источником вдохновения для француза Марселя Пруста и многих других известных людей со всего мира, а сага о жизни этого мастера была запечатлена в новелле Пире Гимферерр «Фортуни».


Вот теперь и нас уютный свет абажура, мерцание джазовых платьев-туник и даже мелкий венецианский стеклярус будут отсылать к личности тонкого художника и виртуозного изобретателя из испанской Гранады.