Аргентина на рубеже XX-XXI веков: террор, стабильность, перемены.

Анна Борисова, продолжение, первой части — «Аргентина в XX веке»

«С мира по нитке».

Сложно вести разговор об Аргентине XX-XI столетий, абстрагируясь от личностей ее президентов. Поэтому заранее прошу прощения за излишнее внимание к политической истории страны. Уж очень она яркая и фактурная.

Аргентина на рубеже XX-XXI веков: террор, стабильность, перемены.
Пожалуй, основным итогом безнадежно краткого второго президентского срока Хуана Перона стало утверждение первой в мировой истории женщины-президента. Третья жена Перона, Мария Эстела Мартинес де Перон больше известна как Исабель Перон. Исабель — сценический псевдоним бывшей танцовщицы, который она взяла в честь своей небесной покровительницы. Однако первая женщина-президент президентом была недолго.

Дело в том что гораздо больше судеб страны ее занимали оккультные практики и идеи мистика Хосе Лопеса Реги. «Колдун», как называли его в народе, приобретает при ней все больше полномочий. К тому же он основывает террористическую группировку ультраправых под названием «Антикоммунистический Альянс Аргентины», который особенно прославится своими зверствами чуть позже, во время диктаторского режима Виделы. Но уже при Исабель Перон по стране поднимается волна политических похищений и убийств.

В результате всего этого в 1976 г. она смещена с поста президента путем военного переворота, одним из руководителей которого был ее бывший сподвижник и правая рука в усмирении несогласных — генерал Хорхе Видела. В 1981 г. опальная вдова Перона выслана в Испанию, а спустя почти тридцать лет, в 2007 г. в Аргентине выдан ордер на ее арест. Ее обвиняют в причастности к убийствам и массовым похищениям. Однако запрос правозащитников был отклонен Испанией, в первую очередь, по причине истечения срока давности дела и по отсутствию улик.

Аргентина на рубеже XX-XXI веков: террор, стабильность, перемены.

Вернемся к Хорхе Видела. Поймав удачный момент для отстранения довольно слабой политически Исабель Перон, он быстро занимает президентское кресло сам. Желая привлечь на свою сторону аргентинскую интеллигенцию, в мае 1976 г. Видела организовывает званый обед, пригласив сливки аргентинской научной и творческой мысли. Среди них - Борхес (писатель), Эрнесто Сабато (писатель, художник близкий кругу Борхеса), Леонардо Кастельяни (священник, богослов, писатель). При этом ни о какой свободе слова в стране и речи не шло, более того, сжигается множество книг, среди них - произведения Габриэля Гарсиа Маркеса. Хотя Сабато и Борхес какое-то время и поддерживали режим, именно Сабато возглавит Национальную Комиссию по делу об исчезновении людей при Виделе в годы после его свержения. А исчезновения имели место быть, ровно как преследования и убийства, которые после отстранения Исабель Перон возобновляются с особенной последовательностью и жесткостью.

Четыре года «правления» Виделы вошли в историю Аргентины как «Грязная война» (1976-1980 гг). Режим Виделы стал правлением последней в XX веке военной хунты. В стране введено военное положение. Аргентина охвачена массовыми казнями и незаконными арестами, людей похищают, пытают, изощренно убивают. В 1999 г. выйдет фильм «Гараж Олимпо» совместного производства Аргентины, Франции и Италии. Психологически очень тяжелая картина приподнимает завесу над событиями тех страшных лет.

Аргентина на рубеже XX-XXI веков: террор, стабильность, перемены.
По какой-то жуткой иронии судьбы, именно на 1978 год, на разгар террора на государственном уровне, приходится XI Чемпионат мира по футболу, местом проведения которого еще при Пероне была избрана Аргентина. Никто не ожидал тогда, в эпоху Эвиты, что в скором времени в ней произойдут такие страшные изменения.

Ряд европейских стран выступили за бойкот кубка мира, сама ФИФА была крайне обеспокоена положением вещей и заручилась у нового руководства страны гарантиями безопасности на время проведения турнира. Порядок в Аргентине держался силами военных, по столице сновали патрули. Однако Аргентина оказалась не только хозяйкой чемпионата, но и его победителем. Сборная Аргентины впервые стала мировым чемпионом. Это еще не эпоха Марадоны, но футбольная сборная страны уже тогда была необыкновенно сильна. Диктатор Видела лично вручил кубок капитану сборной Даниэлю Писарелла. Такое светлое пятно народной радости и гордости (что уж говорить, футбол для аргентинцев — вторая религия!) на мрачном фоне зверств хунты.

Аргентина на рубеже XX-XXI веков: террор, стабильность, перемены.
В 1981 г. Виделе пришлось оставить президентское кресло. От режима устали все, включая его сторонников, народ же был на грани полного отчаяния. Уже в 1985 г. бывший президент приговорен к пожизненному заключению за преступления против человечества. Страна постепенно отходит от эпохи террора. А рубеж 1980-90 гг. открывает новую для Аргентины эпоху, эпоху народного «чудотворца» Карлоса Менема. Последователь четы Перон и особенно Эвиты, он многому у них научился. Именно ставка на народ, амплуа «своего парня» принесли Менему победу на выборах в 1989 г. Менем известен яркими выходками и цитатами, скандальной личной жизнью и большой экономической реформой.

Аргентина на рубеже XX-XXI веков: террор, стабильность, перемены.
Он — мастер перфоманса и игры на публику. Так инагурация Менема прошла с участием гаучо (аргентинские ковбои), президент активно участвовал в организации съемок мюзикла «Эвита» в Аргентине, добивался дружбы народного героя Марадоны («Зови меня просто дружище Карлос!», - призывал он футболиста). А вот экономическая реформа президента, поначалу вполне успешная, проверку временем не выдержала. После себя Менем оставил страну ввергнутой в затяжной кризис. Кроме того, сам он в 2001 г., уже будучи в отставке, был привлечен к суду по делу причастности к контрабанде оружия. Задержание Менема, однако, не могло не пройти в лучших традициях популярных щоу и мыльных опер — за несколько дней до ареста 70-летний Менем с размахом женился на бывшей мисс Вселенная.

Карнавальная эпоха Менема завершила XX в. и закончилась одновременно с ним. В 1999 г. на посту президента Менема сменил Де Ла Руа. Уже в 2001 г. он досрочно ушёл в отставку из-за массовых беспорядков на фоне обострения экономического кризиса. После отставки и он был привлечён к суду, на этот раз - по делу о гибели протестующих во время беспорядков.
Аргентина на рубеже XX-XXI веков: террор, стабильность, перемены.
Относительная стабильность приходит в страну с выдвижением четы Киршнер. Сначала президентское кресло занимает давний оппонент Менема — Нестор Киршнер (2003-2007 гг), затем его супруга — Кристина Киршнер (2007-2015 гг). Супруги представляли собой прочный тандем, в первую очередь, политический. Когда в 2007 г. Нестор Киршнер, ввиду проблем со здоровьем, отказался вторично баллотироваться на президентский пост, он добровольно уступил место супруге.

Кристина Киршнер стала второй женщиной президентом Аргентины и первой — пришедшей к власти в результате выборов. Первой она оказалась и в вопросе легализации однополых браков. Так Аргентина - первая страна, официально их признавшая, по инициативе женщины-президента. В стране также повысилась средняя заработная плата, социальные пособия, субсидии, сокращена безработица.

Но в декабре 2015 г. победу на президентских выборах одерживает противник идей «киршнеризма» Маурисио Макри, нынешний президент Аргентины. Программа Макри заключалась в либеризации рынка, сближении с США, оживлении экономики страны и борьбе с коррупцией. Время покажет, куда поведет страну новое правительство и что готовит ей новое столетие.

Аргентина на рубеже XX-XXI веков: террор, стабильность, перемены.

Что же до XX столетия, вся политическая история Аргентины здесь достойна многосерийной экранизации. Тут и любовные драмы, и ужасы, тут скандалы, преступления и разоблачения. Посмотреть только на число осужденных за те или иные преступления президентов!

Мы начинали с того, что Аргентина — страна иммигрантов. В начале XX сюда хлынул пестрый разноязычный людской поток. Те, кто затем творит историю и повседневную жизнь Аргентины — наследники прибывших тогда. Взять к примеру происхождение каждого из президентов. Сирийские корни Менема, смесь швейцарских евреев и чилийских хорватов в Несторе Киршнере, итальянские предки Макри...Некогда прибыв сюда со всех уголков мира в поисках лучшей доли, иммигранты повели свою новую родину дальше.

Аргентина в этом смысле - космополит, смесь культур, народов, историй. Она берет из мира ингредиенты, растит на своей почве и снова отпускает в мир. Так в музыке танго гармонично соединились итальянские, испанские, даже кельтские мотивы, а танец впитал в себя элементы вальса, польской мазурки, фламенко. И вот танго танцуют в каждом уголке земного шара. Футбол привезли в Аргентину европейцы, Аргентина наполнила его своими особенностями, почерком, эстетикой. И теперь аргентинские футболисты играют за европейские клубы, а аргентинской сборной восхищаются во всем мире.

Че Гевара родился и вырос в Аргентине, имея испано-ирландское происхождение. И вот он творит революцию на Кубе и умирает в Боливии. Кортасар большую часть жизни провел в Париже и похоронен на Мон Парнас, в то время как Борхес похоронен в Женеве. Продолжать можно бесконечно.
Аргентина во многом уже давно являет собой общество будущего, где нет национальностей и границ, нет привязки к месту. Такая во всех смыслах безграничная страна. Она принимает все и всех, она делится всем и со всеми. И эта ее особенность во многом - приобретение XX-го столетия.


^ Наверх