«3 за 5», или планируй лето в Испании зимой!
- 30%
«3 за 5», или планируй лето в Испании зимой!
- 30%

Eduardo Galeano. ¿Para qué sirve la utopía?

Ирина Саргузина

Большая радость, когда мысли близких созвучны твоим собственным. Но еще большим наслаждением для меня является момент узнавания себя в книгах. Не важно сколько лет назад они были написаны, для тебя – это актуально сейчас, в данную минуту. Поэтому одной из главных ценностей литературы, мне видится именно ее вневременность, она словно служит доказательством его нелинейности. Для меня одинаково актуальны, например, Унамуно, Кортасар и Галеано – три века – девятнадцатый, двадцатый и двадцать первый идут рука об руку.
 Eduardo Galeano.

¿Para qué sirve la utopía?

Недавно ко мне в гости приезжала одна моя старая подруга. Наверное у каждого есть такой человек, с которым вы дружите со школы, годы идут, вы осознаете, что взгляды на жизнь у вас совсем не сходятся, живете вы в разных местах, а общаться продолжаете, по инерции, быть может, или из уважения к общему прошлому. Так вот, одноклассница моя – настоящий прагматик-реалист и мои идеи и верования ей всегда казались наивными и несбыточными.
Я часто пыталась сформулировать, для чего же мне служит вера в утопию, пока не прочитала строки Эдуардо Галеано (1940–2015) – одного из самых ярких латиноамериканских писателей и мыслителей своего времени.

La utopía está en el horizonte. Camino dos pasos, ella se aleja dos pasos y el horizonte se corre diez pasos más allá. ¿Entonces para que sirve la utopía? Para eso, sirve para caminar.  –  Утопия находится на линии горизонта. Я делаю два шага вперед, она отдаляется на два шага, а горизонт убегает на десять шагов в даль. Так для чего же нам нужна утопия? Для того, чтобы продолжать идти. (Галеано рассказывает историю этой фразы здесь)

Или же еще одна его цитата – ответ тем, кто считает, что не стоит идти против системы, ведь ее все равно не побороть, а мир не изменить – бедность никуда не исчезнет, как и алкоголизм, наркомания и брошенные дети. Галеано говорит о небольших вещах или поступках, которые, конечно, не решат вопрос с бедностью и экономической отсталостью, но докажут, что реальность – пластична, что ее можно менять, хоть и по крупице.

Son cosas chiquitas. No acaban con la pobreza, no nos sacan del subdesarrollo, no socializan los medios de producción y de cambio, no expropian las cuevas de Alí Babá. Pero quizá desencadenen la alegría de hacer, y la traduzcan en actos. Y al fin y al cabo, actuar sobre la realidad y cambiarla, aunque sea un poquito, es la única manera de probar que la realidad es transformable. (Из книги “Memoria del fuego”)

И последнее, чем мне бы хотелось поделиться сегодня – это стихотворением «Pobrezas». В нем, хоть и с большим сожалением, порой я тоже узнаю себя.

Pobrezas

Pobres,
lo que se dice pobres,
son los que no tienen tiempo para perder el tiempo.

Pobres,
lo que se dice pobres,
son los que no tienen silencio ni pueden comprarlo.

Pobres,
lo que se dice pobres,
son los que tienen piernas que se han olvidado de caminar,
como las alas de las gallinas se han olvidado de volar.

Pobres,
lo que se dice pobres,
son los que comen basura y pagan por ella como si fuese comida.

Pobres,
lo que se dice pobres,
son los que tienen el derecho de respirar mierda,
como si fuera aire, sin pagar nada por ella.

Pobres,
lo que se dice pobres
son los que no tienen más libertad de elegir entre uno y otro canal de televisión.

Pobres,
lo que se dice pobres,
son los que viven dramas pasionales con las máquinas.

Pobres,
lo que se dice pobres,
son los que son siempre muchos y están siempre solos.

Pobres,
lo que se dice pobres,
son los que no saben que son pobres.

^ Наверх